МАРКС И ЭНГЕЛЬС О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ПРОИЗВОДСТВА И ОБЩЕНИЯ | Вальтраут Шелике

 Другие мои страницы...

МАРКС И ЭНГЕЛЬС О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ПРОИЗВОДСТВА И ОБЩЕНИЯ

В.Ф. Шелике

К.МАРКС И Ф.ЭНГЕЛЬС О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ПРОИЗВОДСТВА И ОБЩЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

 

Методологические вопросы материалистического  понимания истории  в трудах К.Маркса и Ф.Энгельса.  Сборник научных трудов.Фрунзе, КГУ. 1986, с.31-50

 

Для анализа путей мирового развития в современную эпоху особую актуальность приобретает выявление общих, особенных и специфических закономерностей смены общественно-экономических формаций в условиях взаимодействия народов, находящихся на одинаковых и различных ступенях исторического развития. Решение этой проблемы требует выявления того всеобщего механизма взаимодействия, который обеспечивает и такую смену общественно-экономических формаций, когда народы минуют ту или иную ступень исторического развития, что ускоряет социальный прогресс.

Одним из аспектов рассматриваемой проблемы является рассмотрение взаимодействия производства и общения (Verkehr) как факторов, обуславливающих становление организации общества, а также ее коренное изменение в процессах смены общественно-экономических формаций.

На обусловленность становления и изменения общественной структуры производством и общением К.Маркс и Ф.Энгельс обратили внимание уже в “Немецкой идеологии”[i], в период своего первого великого открытия - открытия материалистического понимания истории. Разработку проблема взаимодействия производства и общения в историческом процессе развития человечества получила и в “Манифесте Коммунистической партии”, в котором К.Маркс и Ф. Энгельс, например, связывают появление класса буржуазии с рядом переворотов в способе производства и способе общения (стр.31) (Produktions - und Verkehrsweise)[ii]. И в “Капитале” К.Маркс продолжает исследование взаимодействия производства и общения, особенно его превращенных в капиталистическом обществе форм. Нелишне напомнить, что и предмет своего исследования в “Капитале” К.Маркс определяет как “капиталистический способ производства и ему соответствующие отношения производства и отношения общения (Produktions- und Verkehrhaltnisse)[iii].” А это значит, что проблемы взаимодействия производства и общения как материальных факторов структурирования общественной организации разрабатывались основоположниками марксизма не только в период первого великого открытия, но и тогда, когда было совершено также и второе великое открытие марксизма.

К сожалению, однако, в современной научной литературе этот аспект материалистического понимания истории разработан еще не достаточно. И хотя сегодня все возрастающий круг авторов[iv] относит общение к фундаментальным явлениям общественной жизни, однако, в современной литературе общение, как правило, анализируется вне его связи с производством. А это в известной мере (стр.32) затрудняет целостное определение общения и выявление в полной мере статуса общения в материалистической теории истории, разработанной К.Марксом и Ф.Энгельсом.

Между тем исследование взаимодействия производства и общения весьма актуально и в свете решения задач по разработке методологических основ для осуществления практических рекомендаций со стороны обществоведов по совершенствованию социалистического общества на современном этапе. Напомним в этой связи одно из определений коммунизма, осуществленное К.Марксом и Ф.Энгельсом в “Немецкой идеологии” именно в ключе рассматриваемой проблемы. Коммунизм определен как результат такой революции, посредством которой “низвергается власть прежнего способа производства и общения, а также прежней структуры общества…”[v]. А отсюда следует, что задачи по совершенствованию социалистического общества по пути движения к коммунизму связаны не только с совершенствованием производства, но также и с совершенствованием общения, что и делает рассмотрение поднятой проблемы особенно актуальным.

Все это вместе взятое и делает необходимым исследование взаимодействия производства и общения в историческом процессе и выявление роли, которую К.Маркс и Ф.Энгельс отводили общению в концепции материалистического понимания истории.

Прежде чем перейти непосредственно к анализу характеристики К.Марксом и Ф.Энгельсом взаимодействии производства и общения в историческом процессе, оговорим в общих чертах содержание рассматриваемых понятий - производства и общения. Во-первых, необходимо иметь в виду, что еще в 1844 году К. Маркс в “Экономическо-философских рукописях” определил “каждое человеческое отношение к миру” как диалектическое единство отношений людей к природе и отношений людей к людям[vi]. Это исходное определение каждого человеческого отношения к миру представляет собой определение тех исходных, всеобщих сторон человеческой деятельности, которые необходимо существуют и развиваются на протяжении всей истории человечества. Разворачивая в “Немецкой идеологии” (стр.33) концепцию материалистического понимания истории К.Маркс и Ф. Энгельс конкретизируют всеобщее содержание этих всеобщих сторон человеческой деятельности как “обработку природы людьми” и обработку людей людьми[vii]. Обработку природы и обработку людей люди в первую очередь и осуществляют в процессах производства и процессах общения. Следует сразу оговорить, что представляется неправомерным понимание производства как исключительно, якобы обработки природы людьми, а общения исключительно, якобы, как обработки людьми людей, поскольку в действительности в процессах производства люди обрабатывают не только природу, но и людей, равно как и в процессах общения люди обрабатывают не только людей, но и природу (вне и внутри себя)[viii].

Во-вторых, обозначим определения производства и общения, которые были выявлены в ряде предшествовавших статей[ix]. Исходно, на предельно абстрактном и всеобщем уровнях производство предстает как трехсторонний процесс создания людьми продукта: (стр.34) как производство людей[x], как производство жизни (средств жизни)[xi], как производство материальных условий жизни[xii]. В свою очередь, общение (Verkehr) исходно, на предельно абстрактном и всеобщем уровне предстает как трехсторонний процесс движения людьми среди людей продуктов производства - как передвижение (Verkehr) людей, передвижение средств жизни, передвижение материальных условий жизни, что осуществляется в актах переселения, обмена, распределения, дарения, захвата, через циркуляцию, обращение и другие разновидности актов общения.

Уже на этом предельно абстрактном и всеобщем уровне производство и общение предстают в диалектическом единстве, таким образом, что одно не существует и не может быть понято без другого. Диалектическое единство производства и общения К.Маркс и Ф. Энгельс и исследуют в своих произведениях разных лет.

В предлагаемой работе мы более всего сосредоточим внимание на разработке данной проблемы К.Марксом и Ф.Энгельсом в “Немецкой идеологии”, привлекая вместе с тем и ряд других трудов основоположников марксизма.

Начнем с того, что, как отмечают К.Маркс и Ф.Энгельс, производство и общение исторически возникают одновременно.

Логика обоснования этого положения строится авторами “Немецкой идеологии” на методологическом основании определения тех всеобщих исторических актов деятельности людей, которые составляют исходное содержание социальной деятельности и существуют в истории с самого начала и продолжаются и по сей день.

Отсюда начало производства и начало общения анализируются в трех аспектах, соответственно трем первым историческим актам социальной деятельности людей.

Во-первых, исходным пунктом производства и общения в истории человечества является тот момент, когда люди “начинают производить необходимые им жизненные средства”[xiii]. На каждой -(стр.35)исторической ступени развития людей средства жизни предстают как исторически обусловленная, постоянно меняющаяся совокупность жизненных средств, необходимых для удовлетворения исторически меняющихся природных и общественных потребностей развивающихся индивидов, а их производство выступает как определенный способ производства средств жизни.

Производство средств жизни непосредственно связано с общением людей, ибо рост и развитие потребностей людей в средствах жизни, стимулирующий рост и развитие их производства, определяются ростом числа людей и их развитием, что невозможно без общения и т.д.

Во-вторых, еще одним исходным пунктом производства и общения в истории человечества является тот момент, который К.Маркс и Ф.Энгельс обозначили как создание людьми новых потребностей[xiv]. Рост и развитие потребностей людей осуществляется и в процессе производства, и, как подчеркивал Ф.Энгельс, также и в процессе общения, ибо “люди с тех пор как они существуют, нуждаются друг в друге и только благодаря тому (dadurch - перевод мой В.Ш.) могли развивать свои потребности и способности и т.д., что они вступали в общение…”[xv].

В-третьих, исходным пунктом производства и общения в истории человечества является тот момент, когда люди производят людей, в их природных и общественных качествах. В процессе производства людей уже простой количественный рост числа людей предполагает общение людей, первоначально непосредственно вплетенное в производство людей. К.Маркс и Ф. Энгельс отмечают, что без производства нет общения, без общения нет производства, ибо “производство начинается впервые с ростом населения“, что “предполагает общение (Verkehr) индивидов между собой”[xvi].

Также как производство проявляется на каждой исторической ступени в качестве определенного способа производства, так и общение существует на каждой исторической ступени в качестве определенного способа общения (Verkehrsweise). Производство и общение обнаруживают в истории генетическую и (стр.36) функциональную зависимость - одно не возникает и не функционирует без другого, одно определяет другое, при примате, однако, производства по отношению к общению. Диалектическое единство производства и общения проявляется с самого начала истории человечества и сохраняется в разных проявлениях на всем протяжении истории человечества. И в процессе производства, и в процессе общения людьми создаются определенные отношения - отношения производства и отношения общения, в которых единство производства и общения фиксируется и закрепляется в качестве первичных, вторичных, третичных и др. отношениях людей к природе и отношениях людей к людям. В рамках этих отношений и осуществляется многоуровневая деятельность производства и общения - материального и духовного, на протяжении всей истории человечества сменяя один способ производства и способ общения и им соответствующие отношения производства и отношения общения - другим способом производства и способом общения и им соответствующим отношениям производства и отношениям общения.

Взаимные материальные связи и взаимные зависимости людей друг от друга и от природы, которые независимо от сознания людей складываются в процессах производства и в процессах общения с самого начала истории и которые существуют и постоянно воссоздаются каждым новым способом производства и новым способом общения, “сцепляют” производящих и общающихся индивидов в единое целое, в общности, в общество, в котором люди, связанные отношениями производства и отношениями общения, действуют совместно (Zusammenwirken), как некая, расчлененная на составляющие, целостность. Эта целостность и составляет общественную формацию. На каждой исторической ступени каждая общественная формация характеризуется своим способом производства, своим способом общения, своей общественной структурой. Исторический процесс развития человечества осуществляется последовательной сменой одной общественной формации другой, что обусловлено соответствующей сменой способов производства и способов общения и им соответствующей структуре общества в истории человечества.

Производство, общение, общество (последнее как способ совместной деятельности - Weisse des Zusammenwirken) составляют, таким образом, неразрывное единство тех необходимых сторон социальной деятельности и социальных отношений человечества к (стр.37) миру, которые являются материальной основой возникновения, существования и развития человечества и его отношений к миру. Только после этого “мы находим, что человек обладает также и “сознанием”"[xvii]. Идеи, представления, теории и т.д. люди создают сами и сами передают их друг другу в процессах производства и общения. При этом духовное производство и духовное общение первоначально непосредственно вплетено в материальное производство и материальное общение. Только на определенных ступенях исторического развития происходит отделение духовного производства от материального производства, через разделение материального и духовного труда, и соответственно отделение духовного общения от материального общения, выпадающих теперь на долю различных индивидов. “С этого момента сознание может действительно вообразить себе, что оно есть нечто иное, чем сознание существующей практики… с этого момента сознание в состоянии эмансипироваться от мира и перейти к образованию “чистой” теории, теологии, философии, морали” и т.д.[xviii], к образованию идеалистического понимания истории.

Рассматривая материальное производство и материальное общение в их взаимодействии с духовным производством и духовным общением, К.Маркс и Ф. Энгельс последовательно проводят принципы материалистического понимания истории, отмечая, что духовное производство и духовное общение производны от материального производства и материального общения и самостоятельной истории не имеют[xix], а потому не могут быть поняты вне истории материального производства и материального общения.

Переходя на более конкретный уровень анализа, К.Маркс и Ф. Энгельс исследуют взаимодействие производства и общения на различных ступенях истории человечества. Этот анализ приводит К.Маркса и Ф. Энгельса к необходимости выявления механизма развития материального производства и материального общения, который предстает как последовательное нарастание разделения труда и постоянное расширение обмена, соответственно и ведущих к (стр.38) новому способу производства к новому способу общения. Важно, однако, сразу подчеркнуть, что разделение труда и расширение обмена являются механизмами развития производства и общения только на предшествующих коммунизму этапах развития общественных формаций, обуславливая, через соответствующие отношения собственности, возникновение и существование классового деления общества.

Рассмотрим роль разделения труда и расширения обмена в развитии производства и общения несколько подробнее.

Первоначальное, исходное разделение труда, как отмечают К.Маркс и Ф.Энгельс, “в начале было лишь разделением труда в половом акте”[xx], осуществляемом в процессе производства людей и в рамках соответствующего общения между мужчиной и женщиной. Затем, продолжают К.Маркс и Ф.Энгельс, разделение труда было “разделение труда, совершившимся само собой… благодаря природным задаткам (например, физической силе) потребностям, случайностям и т.д. и т.д.”[xxi]. Такое разделение труда происходило в процессах производства средств жизни и обуславливало такой способ общения, при котором индивиды общались друг с другом на основе их природных и случайных различий, обменивая между собой, распределяя, захватывая и т.д. природно обусловленные, случайно различные продукты производства - людей, средства жизни, материальные условия жизни и др. “Разделение труда становится действительно разделением лишь с того момента, - подчеркивают авторы “Немецкой идеологии”, - когда появляется разделение материального и духовного труда”[xxii], что ведет к разделения индивидов на занимающихся материальной деятельностью[xxiii], и к определенному, новому движению продуктов их деятельности между ними. К.Маркс и Ф.Энгельс подчеркивают, что именно “разделение труда делает возможным - более того: действительным, - что духовная и материальная деятельность, наслаждение и труд, производство и (стр.39) потребление выпадают на долю различных индивидов; добиться того, чтобы они не вступали друг с другом в противоречие, возможно только путем уничтожения разделения труда”[xxiv]. Уничтожение разделения труда и есть одна из задач коммунистической революции, в корне меняющей прежний характер деятельности людей - прежний способ производства и прежний способ общения, основанным на разделении труда, на товаро-денежном обмене и на частной собственности.

Переходя далее к более конкретным ступеням разделения труда в истории человечества и им соответствующему расширению обмена, К.Маркс и Ф.Энгельс выделяют, как известно, несколько крупных разделений труда - отделение от скотоводства земледелия, отделения от земледелия промышленного труда и отделение от промышленного труда - труда торгового (что проявляется в образовании, например, отдельно промышленной и отдельно торговой буржуазии). В последнем случае общение отделяется от производства[xxv], что проявляется также в образовании при капитализме мирового рынка, господствующего над производством.

К.Маркс и Ф. Энгельс углубляются также и в анализ этапов разделения труда в отдельных отраслях производства, специально останавливаясь, например, на характеристике исторических ступеней разделения труда промышленного[xxvi]. Как известно, стадии развития промышленного труда представлены в истории через ремесло, цех, мануфактуру и крупную промышленность. Каждый из названных этапов представляет собой нарастание внутриотраслевого и межотраслевого разделения труда и расширение внутриотраслевого и межотраслевого обмена продуктами труда в ремесле, цехе, мануфактуре, крупной промышленности, между городом и деревней.

Ремесло, цех, мануфактура и крупнопромышленное предприятие, а также город и деревня являются одновременно и общностями производства и общностями общения (формой общения), в рамках которых и посредством которых индивиды осуществляют производство (стр.40) и общение. Как подчеркивают К.Маркс и Ф.Энгельс, форма общения обуславливается способом производства[xxvii], однако и форма общения обратно воздействует на производство.

Формой общения, по определению К.Маркса и Ф. Энгельса, является и частная собственность[xxviii], разделяющая индивидов на различные классы в соответствии с их отношениями к средствам производства.

Формой общения, по определениям К.Маркса и Ф.Энгельса, является и гражданское общество[xxix], подразделяющее индивидов на семьи, сословия, классы и др.[xxx].

Формой общения является и государство[xxxi], подразделяющее индивидов на различные подразделения - армию, полицию, суд, чиновничество, политические партии и др. организации, посредством которых “строится внутри”[xxxii] гражданское общество в качестве некой целостности, раздираемой внутренними противоречиями противоположных классов, и организуется в защиту интересов класса - собственника условий производства.

К формам общения К.Маркс и Ф.Энгельс относят далее и страховые компании[xxxiii] - словом все те же исторически и функционально различные общности людей, в рамках которых и посредством которых люди осуществляют общение.

Важно отметить, что, если общение первоначально непосредственно вплетено в производство, то по мере развития истории человечества общение все более отделяется от производства во все более самостоятельный вид человеческой деятельности. Соответственно и общности общения (формы общения) приобретают относительную самостоятельность по отношению к общности производства. (стр.41) Это приводит к образованию двух, взаимосвязанных, относительно самостоятельных подструктур в общественной организации – отношений производства и отношений общения.

Обратим внимание и на то, что первичная, основанная на производственных отношениях, классовая структура общества представляет собой стабильную структуру антагонистических общественных формаций, сохраняясь на всем протяжении существования той или иной общественной формации, и существует независимо от воли и сознания людей. Именно классовая структура, в конечном счете, определяет сущностное содержание социальных противоречий и социальной борьбы индивидов на каждой общественной ступени их развития. В свою очередь, структура общностей общения - динамичная структура, ее элементы изменяются на протяжении одной и той же общественной формации, а по мере продвижения человечества к капитализму принадлежность к многим из этих общностей общения индивиды выбирают также и согласно своей воле и вполне осознанно. Все это и определяет достаточно сложную структуру гражданского общества.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что одним из всеобщих механизмов структурирования и изменения общественной организации на всем протяжении истории человечества является взаимодействие производства и общения, обуславливающих общественную организацию. Изменение способа производства обуславливает изменение способа общения, и обратно изменение способа общения меняет способ производства, а в итоге происходят изменения общественной структуры, осуществляется смена общественно-экономических формаций.

Этот революционный переход осуществляется как естественноисторический закономерный процесс, протяженный во времени и пространстве и имеющий весьма сложную многоуровневую структуру.

Сложность и многоуровневость структуры гражданского общества, которое К.Маркс и Ф.Энгельс определили как “арену истории”[xxxiv], является одной из причин всегда сложной расстановки классовых сил и их перегруппировки накануне и во время революции. Изменение расстановки классовых сил осуществляется в форме(стр.42) передвижения индивидов из одной общности в другую в двух названных, взаимосвязанных структурах - путем перехода индивидов из одной, вторичной, производной от классовой общности в другую (переход в другое сословие, смена политической партии, переход из армии контрреволюции в армию революции и т.д.) и путем перехода из одного класса в другой класс (посредством изменения отношения к средствам производства). Первый процесс осуществляется индивидами довольно активно, нарастая во время революции, а второй отстает, зачастую являясь для индивидов лишь результатом завершения революции, в корне меняющей отношения собственности.

Наличие в общественной структуре не только первичных, классовых общностей, но и вторичных, производных, опосредованно-классовых общностей чрезвычайно важно учитывать и при анализе развития современных революционных процессов.

Так, например, каждый индивид современного буржуазного общества является членом не одной, а целого ряда общностей, и каждая из них определяет характер его деятельности, влияет на его сознание, а зачастую ставит индивида в конфликтную ситуацию, требующую разрешения. Один и тот же индивид может быть одновременно солдатом армии, рабочим предприятия, членом политической партии или религиозной общины и т.д. Каждая из этих общностей формирует индивидуальную позицию и действия индивида, определяет различные конкретные потребности и его отношения через названные общности к обществу в целом, в конечном счете объективно всегда на стороне того или иного класса. Но при этом возможен и конфликт между разными классовыми интересами тех противоположных общностей, в которые входит один и тот же индивид. Будучи солдатом армии, индивид может оказаться в конфликте со своей религиозной общиной или политической партией, осуждающих его участие в грязной войне и т.д. Такого рода конфликты индивидами, как правило, осознаются и вынуждают их к принятию соответствующего решения - либо действовать в направлении снятия конфликта, или жить в конфликте с самим собой и т.д.

Неразрешимые в условиях той или иной общественной формации конфликты индивида с его общностями относятся к тому роду источников социальной революции, которые К.Маркс и Ф. Энгельс (стр.43)
определили как противоречия между производительными силами и формой общения
[xxxv]. Напомним в этой связи, что производительные силы - это, прежде всего, силы самих индивидов - их способность и потребность по-новому производить, по-новому общаться, по-новому жить в обществе. Эти новые силы и приходят в противоречие с прежней формой общения.

Гражданское общество накануне революции буквально насыщено конфликтами, что проявляется в психологическом настрое, сознании, представлениях и т.д. различных индивидов гражданского общества. В этой связи К.Маркс и Ф.Энгельс писали в “Немецкой идеологии”: “То противоречие между производительными силами и формой общения, которое… уже неоднократно имело место в предшествующей истории, не угрожая, однако, его основам, должно было каждый раз прорываться в виде революции, причем оно вместе с тем принимало и различные побочные формы - как совокупность всех коллизий, как коллизии между различными классами, как противоречия сознания, идейная борьба и т.д., политическая борьба и т.д.”[xxxvi].

Противоречия между производительными силами и формой общения - источники социальной революции, обусловленные противоречиями между производительными силами и способом производства. Вместе с тем, только разрешение и того и другого противоречия обусловливает изменение структуры общества в процессе смены общественно-экономических формаций. и как невозможно изменить способ производства, не меняя формы общения, так невозможно изменить форму общения, не меняя формы производства, - такова диалектическая взаимосвязь производства и общения в революционном процессе смены общественных формаций согласно концепции материалистического понимания истории, разработанной К.Марксом и Ф. Энгельсом в “Немецкой идеологии”.

* * *

Для достаточно полного понимания взаимодействия производства и общения в историческом процессе важно обратить внимание (стр.44) еще на один существенный аспект рассматриваемой проблемы, разработанный К.Марксом и Ф.Энгельсом.

До сих пор мы характеризовали только взаимодействие внутреннего общения с производством внутри отдельного общественного организма. Вместе с тем К.Маркс и Ф.Энгельс достаточно подробно проанализировали и роль внешнего общения (общения между отдельными общественными организмами) в его взаимодействии с производством в процессе смены общественно-экономических формаций.

Так, охарактеризовав противоречия между производительными силами и формой общения как источник всех коллизий истории и источник революций, авторы “Немецкой идеологии” тут же продолжают: “Впрочем для возникновения коллизий в одной стране вовсе нет необходимости, чтобы именно в этой стране противоречие было доведено до крайности”, поскольку конкуренция, вызванная расширением международного общения, “является достаточной причиной для того, чтобы породить в странах, обладающих менее развитой промышленностью, подобное же противоречие”[xxxvii].

К.Маркс и Ф.Энгельс связывали возможность революции, а также развитие каждой нации не только с уровнем ее производства и уровнем ее внутреннего общения, но и с тем, насколько данная нация включена во внешнее общение между народами. Основоположники марксизма подчеркивали, что “не только отношение одной нации к другой, но и вся внутренняя структура самой нации зависит от ступени развития ее производства и ее внутреннего и внешнего общения”[xxxviii]. И дело здесь в том, что разделение труда и расширение обмена осуществляется на всем протяжении истории человечества не только внутри, но и между отдельными общественными организмами, конечно, в разной степени активности, но неизменно нарастая по мере движения человечества к капиталистической общественно-экономической формации. При этом внешнее общение осуществлялось и между народами, находящимися на одинаковой ступени исторического развития и между народами, находящимися на различных ступенях исторического развития, и в (стр.45) целом являлось существенным фактором перехода человечества от одной общественно-экономической формации к другой.

Первым видом внешнего общения в начале истории человечества был непосредственный обмен продуктами труда между отдельными народами, осуществлявшийся через меновую торговлю и через войну. Первые формы внешнего общения - торговля и война уже оказывали существенное воздействие на производство отдельных народов. В подготовительных рукописях к “Капиталу” К.Маркс следующим образом характеризует механизм этого воздействия внешнего общения в виде меновой торговли на производство народов в начале истории человечества: “Сначала в полуварварские или полностью варварские народы вклиниваются народы, ведущие торговлю, или же вступают между собой в контакт и обмениваются своими излишками такие племена, производство которых носит различный характер вследствие природных условий… Обменивание излишков есть общение, создающее обмен и меновую стоимость. Однако это общение распространяется только на обмен излишками и протекает всего лишь наряду с самим производством. А вот если появления торговцев, добивающихся обмена (ломбардцы, норманны и т.д. играют эту роль по отношению почти ко всем европейским народам), повторяются и развивается регулярная торговля, при которой производящий народ ведет только так называемую пассивную торговлю, поскольку толчок к деятельности, создающей меновые стоимости, дается извне, а не порождается внутренним строем производства, - то излишек производства должен уже быть не просто случайным излишком, появляющимся время от времени, а постоянно повторяющимся излишком, и таким образом производство данной страны само приобретает тенденции ориентироваться на обращение, на создание меновых стоимостей.

Вначале оказываемое на производство влияние касается скорее вещественной стороны. Круг потребностей расширяется; целью является удовлетворение новых потребностей, а отсюда - большая регулярность и увеличение производства. Сама организация внутреннего производства уже модифицирована обращением и меновой стоимостью: но они еще не охватили производства ни по всей его поверхности, ни по всей его глубине. Это и есть то, что называют цивилизирующим воздействием внешней торговли”[xxxix].(стр.46)

Внешнее общение в виде войны, приводящее нередко к захвату материальных условий жизни одного народа другим народом, тоже давало в прошлой истории человечества несколько вариантов взаимодействия внутреннего производства и внешнего общения. Один из таких вариантов, как указывают К.Маркс и Ф. Энгельс, это война “варварского народа-завоевателя”, для которого “сама война является еще … регулярной формой общения, которая используется все шире, по мере того, как прирост населения, при традиционно и единственно для него возможном традиционном примитивном способе производства, создает потребность в новых средствах производства”[xl]. Для варварского народа, таким образом, война является той формой общения, которая соответствует примитивному способу производства. Внутреннее производство в силу своей примитивности не поспевает за ростом населения и ростом потребностей людей. Этот образующийся разрыв и ликвидируется до поры до времени за счет захвата средств жизни и средств производства других народов. Однако, как отмечает К.Маркс и Ф.Энгельс, “захвату повсюду очень скоро приходит конец, а когда для захвата ничего уже более не остается, приходится приступить к производству”[xli]. Так внешняя форма общения - война, изживая свои возможности, стимулирует развитие внутреннего производства варварского народа, что, в свою очередь, приводит и к изменению формы общения варваров и их переходу к другому способу общения.

Другой вариант взаимодействия производства и внешнего общения К.Маркс и Ф.Энгельс рассматривают, анализируя завоевание варварами Рима. Здесь война, как внешняя форма общения, характерная для варварских народов, привела к взаимодействию внутренней формы общения, а именно их военной организации, со способом производства и ему соответствующими производительными силами завоеванного Рима. К.Маркс и Ф.Энгельс обращают внимание на то, что варвары, стремясь обеспечить себе длительное и прочное господство в завоеванном Риме, стоящем на более высокой ступени исторического развития, всемерно развивали свою (стр.47) военную организацию. И в результате военная организация варваров “развилась в настоящий феодализм лишь после завоевания, благодаря воздействию производительных сил, найденных в завоеванных странах”[xlii], что и привело к смене формаций и у варваров, и у римлян.

Еще один вариант взаимодействия внешнего общения с производством К.Маркс и Ф.Энгельс обнаруживают в процессах переселения людей из одной страны в другую. При этом, если переселение совершается из страны, в которой уже сложилась более прогрессивная форма общения, однако еще не утвердившаяся в качестве господствующей, то в страну переселения, находящейся на более низкой ступени исторического развития, переселенцами “переносится в готовом виде развившаяся на другой почве форма общения”[xliii]. Это приводит к преобразованию внутреннего производства в стране поселения, а тем самым и к такому развитию, при котором удается миновать предшествующие для переселенцев и следующую для аборигенов ступени общественно-экономические формации. В качестве примера такого развития К.Маркс и Ф.Энгельс приводят историю Североамериканских колоний Англии[xliv].

Особое и наибольшее внимание уделяют К.Маркс и Ф.Энгельс внешнему общению и его взаимодействию с производством при капитализме, что, однако, требует специального рассмотрения. Напомним вместе с тем, что внешнее общение в условиях капитализма принимает форму мирового рынка и форму колониальных войн, которые становятся факторами разрушения прежних форм общения в колониальных и зависимых странах, преобразуя и их внутреннее производство. Одновременно мировой рынок становится властью, стоящей над национальным внутренним производством и не только колониально зависимых. И в этом смысле внешнее общение начинает господствовать над производством. Самые различные аспекты взаимодействия материального производства и материального общения, внутреннего и внешнего и т.д. при капитализме К.Маркс (стр.48) исследует во всей его полноте и глубине в “Капитале”, разворачивая анализ капиталистического способа производства и ему соответствующих отношений производства и отношений общения в трех томах своего гениального произведения.

Как видно из приведенных примеров, используемых авторами “Немецкой идеологии”, внешнее общение в его взаимодействии с производством являются существенными факторами смены общественно-экономических формаций, минуя те или иные этапы развития, уже пройденные одним из взаимодействующих во внешнем общении народов. Развитие, минуя ту или иную формацию, является скорее всеобщей закономерностью развития человечества как в прошлом, так и в настоящем, чем представления о том, что “в норме” каждый народ в отдельности должен, якобы, пройти все известные в истории этапы общественных формаций. В этом смысле, например, история Киргизии не представляет исключения из общего правила, а наоборот, есть выражение всеобщей закономерности общественного развития - развития, минуя ту или иную общественно-экономическую формацию. Механизм такого развития мы и попытались определить согласно материалистической теории истории, разработанной К.Марксом и Ф.Энгельсом.

* * *

Итак, в теории материалистического понимания истории процесс перехода общественных формаций от одной исторической ступени к другой тесно связан с процессами взаимодействия производства и общения и изменения способов производства и форм общения на каждой исторической ступени. При этом история человечества предстает не только как связный ряд последовательной смены способов производства, но и “на протяжении всего исторического развития связный ряд форм общения, связь которых заключается в том, что на место прежней, ставшей оковами, формы общения становится новая…”[xlv]. В результате каждой революционной смены общественных формаций люди изменяют не только свои (стр.49) отношения производства, но и свои отношения общения и на их основе и всю общественную структуру.

Коммунизм отличается от всех прежних движений тем, что он, как подчеркивают К.Маркс и Ф.Энгельс, “совершает переворот в самой основе всех прежних отношений производства и общения…”[xlvi], создает новое, человечное общество, в котором свободное развитие каждого является условием свободного развития всех[xlvii].

А отсюда следует, что совершенствование социалистического общества по пути движения к коммунизму включает совершенствование производства и совершенствование общения, на основе которых совершенствуются общественные отношения социалистического общества. Разработка практических рекомендаций в этом направлении - одна из задач современных обществоведов, что вместе с тем требует четкой теоретической основы для научного подхода к нерешенным проблемам, а потому исследование методологии подхода основоположников марксизма-ленинизма к анализу сложных общественных процессов в истории человечества является одним из важнейших направлений по решению задач совершенствования реального социализма. (стр.50)

 

ССЫЛКИ

 


[i] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр. произв. в трех томах. М.: Политиздат, 1980, т. 1, с. 71.

[ii] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4, с. 426; сравни Marx K., Engels F. Werke. Berlin: Dietzverlag, 1968, B. 23, S. 12.

[iii] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 6; сравни Marx K., Engels F. Werke. Berlin: Dietzverlag, 1969, B. 4, S. 464.

[iv] Щелкин А.Г. К.Маркс о диалектике социального общения. - Вопросы философии и социологии. Вып.IV. Л., Ленингр. гос. ун-т, 1972; Подопригора С.Я. Философский анализ форм общения в трудах К.Маркса. (Общественно-историческое содержание и социальная обусловленность). Автореферат диссертации на соискание уч. ст. канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 1974; Соковнин В.М. О природе человеческого общения (Опыт философского анализа). Фрунзе: Мектеп, 1975; Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. М.: Мысль, 1978; Демин М.В. Методологические проблемы анализа человеческого общения. Вестник Моск. гос. ун-та, Серия 7, Философия, 1979; Марксистско-ленинская теория исторического процесса. М.: Наука, 1981; Философско-методологические проблемы теории общения. Фрунзе: КГУ, 1982.

[v] Маркс К., Энгельс Ф. Избр. в трех томах. М.: Политиздат, 1980, т. 1, с. 70. (Далее Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1).

[vi] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 42, с. 151.

[vii] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 29.

[viii] См.: Шелике В.Ф. К.Маркс и Ф.Энгельс об общении как одном из видов человеческого отношения к миру. - В кн.: Диалектика познания, понимания, общения. (Сборник научных трудов). Фрунзе: КГУ, 1985, с. 84-93.

[ix] См.: Шелике В.Ф. Объем и содержание понятия “общение” (Verkehr) в работе К.Маркса и Ф. Энгельса “Немецкая идеология”. В кн.: Философско-методологические проблемы теории общения (Сборник научных трудов). Фрунзе: КГУ, 1982,, с. 19-29; Шелике В.Ф. Некоторые аспекты марксистской методологии определения философской категории “производство”. - В кн.: Общественное производство: понятие, социальная природа и сущность. (Препринты докладов всесоюзного координационного совещания “Социально-философская теория общественного производства”. М.: Институт философии АН СССР, 1982, с. 79-84; Шелике В.Ф. К.Маркс и Ф.Энгельс об общении как одном из видов человеческого отношения к миру. - В кн.: Диалектика познания, понимания, общения. (Сборник научных трудов). Фрунзе: Кирг. гос. ун-т, 1985, с. 84-93.

[x] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 21.

[xi] См.: Там же, с. 20, 21.

[xii] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 25, ч. II, с. 385.

[xiii] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 20.

[xiv] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 20.

[xv] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 42, с. 342.

[xvi] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 5.

[xvii] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 22.

[xviii] Там же, с. 23.

[xix] См.: Там же, с. 14.

[xx] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 23.

[xxi] Там же.

[xxii] Там же.

[xxiii] Там же, с. 24.

[xxiv] Маркс К., Энгельс Ф. Избр… , т. 1, с. 24.

[xxv] См.: Там же, с. 47-48.

[xxvi] Там же, с. 47-56.

[xxvii] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 9, 24.

[xxviii] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 3, с. 351.

[xxix] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 23.

[xxx] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч.2-е изд., т. 27, с. 402.

[xxxi] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 65.

[xxxii] См.: Там же, с. 71.

[xxxiii] См.: Там же.

[xxxiv] Маркс К., Энгельс Ф., Избр…, т. 1, с. 29-30, 33.

[xxxv] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 56.

[xxxvi] Там же.

[xxxvii] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 56.

[xxxviii] Там же, с. 9.

[xxxix] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 46, с. 204.

[xl] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 66.

[xli] Там же, с. 67.

[xlii] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 66.

[xliii] Там же, с. 65.

[xliv] Там же.

[xlv] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 64.

[xlvi] Маркс К., Энгельс Ф. Избр…, т. 1, с. 63.

[xlvii] См.: Там же, т. 4, с. 447.

актуализировано 13. November 2011