§ 2. С чего начать? | Вальтраут Шелике

 Другие мои страницы...

§ 2. С чего начать?

Исходные основания материалистического понимания истории (монография)
ГЛАВА I

<< к началу монографии << назад

Предмет исследования материалистической теории истории
Прежде чем обратиться к доказательству того, что основоположники марксизма-ленинизма недвусмысленно предлагали начинать с отношения, необходимо четко определить предмет анализа материалистической теории истории. Ведь очевидно, что в поисках исходной “клеточки” исторического материализма надо знать, клеточку чего мы собственно ищем. Для каждой науки, на разных уровнях изучающей те или иные стороны человека и мира, существует свой, специфический предмет исследования, отличный от других наук, и соответственно своя “клеточка”, свое исходное отношение.
Так , например, для экономической теории К.Маркса Ф.Энгельс определяет необходимость исходить в данном случае из “первого экономического отношения, которое мы находим” /17/.
В предисловии к первому изданию “Капитала” и К.Маркс четко определяет предмет своего исследования. “Предметом моего исследования в настоящей работе является капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и отношения общения (Verkehrsverhaeltnisse) (перевод мой В.Ш.)” /18/. Товар как “первоклеточка” теории, развертываемой в “Капитале”, анализируется К.Марксом как совокупность определенных, капиталистических отношений производства и капиталистических отношений общения. К.Маркс ставит своей задачей проанализировать лишь определенную ступень развития человечества - капитализм - в первую очередь, его экономическую основу, что определяет рамки предмета данного его исследования.
Наша же задача - определить предмет исследования именно материалистической теории истории, т.е.. более широкого предмета исследования, чем в “Капитале”.
Надо сказать, что и по вопросу о предмете исторического материализма среди современных философов-марксистов существует немало разногласий, нашедших свое выражение в соответствующих совещаниях /19/. Не наша задача проанализировать здесь имеющиеся точки зрения, которые по мере продолжения дискуссии приобретают все больше оттенков и все более и более осложняют вопрос о предмете исторического материализма. Пройдет определенное время, и философы-марксисты разберутся в спорных вопросах и решат их со всем арсеналом современных научных знаний.
Наша задача проще - выявить предмет материалистической теории истории в тех определениях, которые давали непосредственно К.Маркс и Ф.Энгельс.
Первым произведением, в котором К.Маркс и Ф.Энгельс, хотя и в неоконченном варианте, изложили концепцию материалистического понимания истории в виде целостной научной системы, сегодня обще- признанно считается “Немецкая идеология”. В одном из вариантов начала ее текста основоположники марксизма недвусмысленно определяют предмет своего анализа и ту науку, которую они разрабатывают. Поскольку, однако, в последнее время эта, когда-то весьма популярная цитата, редко встречается в литературе, приведем ее полностью: “А. Мы знаем только одну-единственную науку, науку истории, - так К.Маркс и Ф.Энгельс начинают определение предмета своей теории, и продолжают. - Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако, обе эти стороны неразрывно связаны: до тех пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга. История природы, так называемое естествознание, нас здесь не касается; историей же людей нам придется заняться, так как вся идеология сводится либо к превратному пониманию этой истории, либо к полному отвлечению от нее. Сама идеология есть только одна из сторон этой истории” /20/.
То, что предметом философии марксизма является именно история человечества, законы которой открыл и изучил К.Маркс, подтверждается и словами Ф.Энгельса, произнесенными на могиле К.Маркса: “Подобно тому, как Дарвин открыл закон развития органического мира, Маркс открыл закон развития человеческой истории…” /21/.
Концептуально разрабатывая материалистическую теорию истории, К.Маркс и Ф.Энгельс определяют предметом своего анализа историю людей. Такая точка зрения уже существует в литературе /22/. Стоит обратить внимание и на то, что свою теорию основоположники марксизма недвусмысленно называют материалистическим пониманием истории или материалистической теорией истории , вовсе не пряча за семью печатями предмет своего исследования.
На протяжении всей своей жизни К.Маркс и Ф.Энгельс действительно были заняты историей людей. Они разрабатывали методологию познания исторической действительности, выявляя всеобщие, особенные и специфические законы движения исторического процесса. С позиции материалистической теории истории основоположники марксизма анализировали конкретно-исторические события, свидетелями и участниками которых они были. Непосредственно действуя в истории как революционеры, К.Маркс и Ф.Энгельс не только объясняли мир, но и делали все от них зависящее, чтобы мир преобразовать.
Материалистическая теория истории определяла революционно -практическую деятельность основоположников марксизма. А практический исторический процесс, включавший и современные К.Марксу и Ф.Энгельсу революции, определял развитие материалистической теории истории. Материалистическая теория истории создавалась и разрабатывалась основоположниками марксизма как целостная научная теория практического процесса развития человечества.
Такое понимание предмета исторического материализма требует от сегодняшнего обществоведа преодоления определенных стереотипов. Так сложилось, что история представляется сегодня предметом специалистов-историков, занятых фактической стороной исторического процесса. А теоретическое выявление всеобщих и специфических закономерностей развития общества представляется предметом исторического материализма. Образовавшийся разрыв между историей и философией методологически опасен. И не только потому, что, как показывает практика, историки сегодня не знают истмата, а философы не знают истории. Разрыв опасен оттого, что барьеры, созданные там, где они никогда не существовали для основоположников марксизма-ленинизма, нарушают целостность марксистско-ленинской методологии анализа действительности. Нетрудно понять, что история людей - предмет философии марксизма, требует исследования на самых разных уровнях обобщения, ее анализ подчинен общему методологическому принципу восхождения от абстрактного к конкретному и обратно, от конкретного к абстрактному. Отсутствие специалистов, владеющих марксизмом как целостной теоретической системой один из признаков современного кризиса исторической и философской наук, возникший в предшествующие десятилетия культа личности и застоя. Неслучайно отсюда массовое сетование сегодня на то, что в обществе нет ни настоящих историков, ни подлинных философов и обращение из-за отсутствия оных к историкам прошлого (немарксистским!), к философам прошлого (тоже немарксистским!). Преодоление образовавшегося разрыва, достаточно опасного для общественного сознания в революционный период перестройки, – неотъемлемая задача марксистов.

С чего начать?
С предмета?
С деятельности?
С отношения?
Как уже отмечалось, в современной философской литературе нет единого мнения о начальной категории исторического материализма. С чего начинать исследование? С предметов? С деятельности? С отношений? С человека? Общества? Бытия? Соответственно существующим предложениям, исходная клеточка материалистической теории истории может, как кажется, быть представленной в виде исходных предметов или исходной деятельности, с которой началась история людей, или с некоего исходного отношения, которое, однако, пока не определено, – во всяком случае таким образом, чтобы быть принятым всеми философами-марксистами.
Существующие разногласия, кроме всего прочего, вызваны еще и тем, что на сегодня пока недостаточно выявлено марксистское определение “отношения”. Это, во-первых. А во-вторых, в поисках ответа на вопрос “с чего начать” как-то упускаются из виду самые прямые высказывания на этот счет К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина, которые вне всякого сомнения указывали на необходимость начинать “ход мыслей” именно с отношения, первого и наиболее простого, а вовсе не с деятельности или предметов деятельности.
Как мы покажем, начало с “отношения” обеспечивает системность анализа истории человечества, что является одним из основополагающих методологических принципов материалистического понимания истории. Вовсе не случайно поэтому К.Маркс начал всестороннюю разработку определений этой категории марксизма уже в начале своей научной деятельности, в “Экономическо-философских рукописях 1844 года”, к которым мы обратимся в данном разделе нашей работы с целью исследования определения К.Марксом “отношения”.
Но прежде обратим внимание на несколько высказываний основоположников марксизма-ленинизма, прямо свидетельствующих о том, что начинать исследование необходимо именно с отношения.
В 1859 г, в неоконченной рукописи рецензии на книгу К.Маркса “К критике политической экономии” Ф.Энгельс характеризует примененный К.Марксом логический метод исследования, легший в основу обоснования и развертывания К.Марксом его теории.
Для адекватности восприятия текста мы приведем а нужных местах немецкие понятия, используемые Ф.Энгельсом.
Ф.Энгельс пишет: “С чего начинается история, с того же должен начинаться и ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме; отражение исправленное, но исправленное соответственно законам, которые дает сам действительный исторический процесс, причем каждый момент может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости, своей классической формы.
При этом методе мы исходим из первого и наиболее простого отношения (Verhaeltnis), которое исторически, фактически находится перед нами …” /23/. Для экономической теории К.Маркса и следует исходить из “первого экономического отношения, которое мы находим” /24/. Далее Ф.Энгельс раскрывает основы методологии анализа исходного отношения методом его расчленения: “Это отношение мы расчленяем (zergliedern) /25/ (перевод мой В.Ш.),” - пишет Энгельс. Хочу обратить внимание, что, к сожалению, немецкое расчленяем - zergliedern, переведено неточно и заменено термином “анализируем”, которому, однако, в немецком языке есть прямой аналог - analysieren. Между тем Ф.Энгельс ведет речь именно об расчленении. Это становится очевидным при дальнейшем чтении текста, когда Ф.Энгельс переходит к общей характеристике отношения “вообще”: “Уже самый факт, что это есть о т н о ш е н и я (Verhaeltnis), означает, что и нем есть две стороны, которые относятся ( Verhalten ) друг к другу. Каждую из этих сторон мы рассматриваем отдельно; из этого вытекает характер их отношения друг к другу (gegenseitiges Verhalten), их взаимодействие (Wekselwirkung). При этом обнаруживаются противоречия, которые требуют разрешения. Но так как вы здесь рассматриваем не абстрактный процесс мышления, который происходит только в наших головах, а действительный процесс, некогда совершавшийся или все еще совершающийся, то противоречия эти разрешаются на практике и, вероятно, нашли свое разрешение. Мы проследим, каким образом они разрешались, и найдем, что это было достигнуто установлением нового отношения, две противоположные стороны которого нам надо будет развить и т.д.” /26/. Завершая характеристику логического метода, рассмотренного с точки зрения начала теории, Ф.Энгельс отмечает: “Мы видим, что при этом методе логическое развитие вовсе не обязано держаться в чисто абстрактной области. Наоборот, оно нуждается в исторических иллюстрациях, в постоянном соприкосновении с действительностью” /27/.
Таким образом, в данном фрагменте Ф.Энгельс дает предельно сжатое определение методологии развертывания теории на основе исходного, простейшего отношения. Эта методология сводится:
а) к нахождению простейшего отношения, исторически лежащего перед исследователем;
б) найденное простейшее отношение должно при этом соответствовать предмету исследования, а, следовательно, каждая отрасль науки об обществе исходит из своего, отражающего специфику данной науки, простейшего отношения;
в) поскольку материалистическая теория истории не сводима к политэкономии, то и теория материалистического понимания истории требует своего, ее предмету соответствующего простейшего исходного отношения, которое исторически лежит перед нами;
г) найденное простейшее отношение материалистической теории истории вместе с тем должно быть и простейшим отношением, действительно существующим в истории;
д) исходное отношение материалистической теории истории изначально рассматривается как двойное отношение, состоящее, по крайней мере, из двух сторон, которые определенным образом относятся друг к другу, что и предстоит выявить;
е) для этого каждая сторона рассматривается отдельно, в затем во взаимодействии их друг с другом;
ж) такое рассмотрение дает возможность выявить характер отношений обеих сторон друг к другу и обнаружить возникающие между ними противоречия;
з) далее следует проследить, каким образом разрешаются противоречия обеих сторон отношения на практике и выявить то новое отношение, которое и возникает как результат разрешения противоречия исходного отношения;
и) затем весь процесс продолжается по новому кругу расчленения теперь уже нового отношения на две присущие ему стороны, анализ каждой из сторон в отдельности, и в их взаимодействии, нахождение противоречия и его разрешения и т.д.
О необходимости начинать анализ с простейшего отношения говорил и В.И.Ленин, давая краткое определение методологии “Капитала”: “У Маркса в “Капитале” сначала анализируется самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся отношение буржуазного (товарного) общества: обмен товаров. Анализ вскрывает в этом простейшем явлении (в этой “клеточке” буржуазного общества) все противоречия (respective зародыши всех противоречий) современного общества. Дальнейшее изложение показывает нам развитие (и рост и движение) этих противоречий и этого общества…” /28/.
Таким образом, исходная клеточка материалистической теории истории должна быть найдена в виде определенного, начального отношения. К.Маркс и Ф.Энгельс прямо подчеркивали необходимость именно такого начала.

Отношение и деятельность
Поскольку в современной философской литературе категория “отношение” не получила еще однозначного определения /29/, необходимо предпослать поискам исходного отношения материалистической теории истории еще одно, третье предварительное замечание, дабы положения, развертываемые в данном разделе, были четко определены.
Первый момент, который необходимо подчеркнуть, состоит в том, что для К.Маркса и Ф.Энгельса отношение является специфически человеческим способом взаимодействия человека с предметом природы и общества, отличающим жизнедеятельность человека от жизни животного. К.Маркс и Ф.Энгельс писали в этой связи в “Немецкой идеологии”: “Животное не “относится” ни к чему и вообще не “относится”; для животного его отношение с другим не существует как отношение” //.Отсюда следует, что понятие отношения служит для того, чтобы выявить и определить специфику взаимодействия и связей человека с предметами мира - природными и общественными, выявить их отличия от взаимодействия и связей между предметами, существующими в мире вне социальной формы движения материи, т.е. без участия человека.
Представляется, что эта сторона определения отношений еще недостаточно разработана в современной философской литературе. Авторами осуществляется всесторонняя разработка содержания и объема понятий “взаимодействие”, “связь” и “отношение”, высказываются. самые разные точки зрения. Однако “отношения” попадают в раздел о всеобщих формах существования материи, определяются как взаимодействие и связь, характеризующие все формы движения материи, а не только ее высшую форму /31/. В работах дается характеристика основных точек зрения, существующих по вопросам определения “взаимодействия”, “связи” и “отношения” в марксистской философской литературе последних лет, и выдвигаются собственные точки зрения. Однако, на наш взгляд, не учитывается приведенное выше определение К.Марксом и Ф.Энгельсом “отношения” как специфически человеческого взаимодействия человека с миром, а потому существующие определения не во всем адекватны понятийному аппарату, разработанному непосредственно основоположниками марксизма.
Второй вопрос, на который необходимо обратить внимание это проблема о соотношении “отношения” и “деятельности”, по которому также высказываются разные точки зрения.
Надо сказать, что категория “деятельность” разработана в современной философской литературе в самых различных аспектах. Обще принято определение деятельности как социальной формы движения материи, как способа существования и развития общества и человека. При этом отмечается, что понятие “деятельность” К.Маркс употреблял также для выражения разнообразных отношений человека к миру, в ходе которых формируется, проявляется и развивается его сущность /32/. Деятельность выступает в качестве родового понятия по отношению к понятиям более конкретного уровня обобщения, таким, как труд и др.
Разработано определение компонентного состава деятельности, который на уровне всеобщего представлен субъектом деятельности, средством деятельности и предметом деятельности. На этой основе существует определенная типология человеческой деятельности: а) по предмету деятельности, б) по средству деятельности и в) по субъекту деятельности. Надо сказать, что авторы выделяют при типологии деятельности разные компоненты. Есть типология деятельности, осуществленная и на других основаниях - по сферам жизнедеятельности людей и др.
В целом ряде исследований осуществлена дальнейшая детализация компонентного состава деятельности, в том числе и творческой деятельности /33/. В монографии И.И.Калошиной содержится и общий обзор состояния изученности проблем о компонентном составе деятельности, приведены основные точки зрения /34/. Структуру человеческой деятельности анализирует Л.П.Буева /35/.
Анализируя деятельность, Л.П.Буева делает попытку определить и “клеточку” деятельности. При этом автор отмечает, что К.Маркс “выделяет прежде всего самого субъекта деятельности, предмет деятельности, средства или орудия деятельности. Эта “клеточка” обладает всеми признаками системной целостности, поскольку изменение одного из компонентов системы ведет к изменению всех других, а также интегративных свойств целого. Для нее характерна определенная упорядоченность, иерархичность строения элементов и связей между ними, наличествует система, управляющая деятельностью индивидуального или общественного субъекта и обеспечивающая функциональное единство всей системы. Элементы объединяются связями различных типов (координация и субординация), обусловливающими генезис и структурные изменения системы” /36/. Всеобщая структура деятельности с точки зрения состава ее элементов здесь выделена совершенно верно.
Данные вопросы достаточно освещены в литературе. Сосредоточим внимание на тех аспектах, которые находятся вне поля зрения исследователей, или рассмотрены, на наш взгляд, недостаточно, хотя в работах К.Маркса и Ф.Энгельса нашли освещение.
Следует обратить внимание на то, что отношение и деятельность представляют две стороны диалектического единства, взаимодействие которых К.Маркс, Ф.Энгельс и В.И.Ленин исследуют в самых различных направлениях, вплоть до возникновения между ними противоречий.
Диалектическое единство деятельности и отношения проявляется в первую очередь, в том, что отношения людей складываются именно в процессе деятельности, будь она материальной или духовной. В.И.Ленин прямо подчеркивал, что “отношения людей слагаются из действий реальных личностей” /37/
Иными словами, нет отношений вне деятельности, как нет и деятельности вне отношений.
Диалектическое единство деятельности и отношения сразу обнаруживаются в работах К.Маркса и Ф.Энгельса, если обратить внимание на использование в их понятийном аппарате по существу двух понятий, выражающих отношение - Verhaeltnis und Verhalten, к сожалению, переводимых, как правило, все время лишь одним термином -”отношение”. Уже в приведенном выше отрывке из работы Ф.Энгельса “Карл Маркс. К критике политической экономии” в скобках отмечено наличие именно двух понятий отношения - Verhaeltnis и Verhalten. Пара понятий Verhaeltnis и Verhalten характерна и для других работ К.Маркса и Ф.Энгельса /38/.
На наличие в работах К.Маркса и Ф.Энгельса этих двух понятий обратил внимание уже философ из ГДР Э.Хаан, предложив понимать Verhalten как поведение, а Verhaeltnis как отношение /39/. Однако представляется возможным отличить оба понятия в иных терминах, что, на наш взгляд, более полно отразит различие их содержания у К.Маркса и Ф.Энгельса.
Понятие Verhalten, безусловно, содержит в себе “поведение” как составную часть своего определения и весьма удобно в том смысле, что подчеркивает именно деятельный характер Verhalten, образующего Verhaeltnis. Однако вместе с тем данный термин и неудобен, поскольку сегодня существует целая отрасль науки, изучающая особенности поведения животных. Вряд ли имеет смысл доказывать, что животные никак себя не ведут. А нам ведь надо найти такой термин, который дифференцирует поведение животного и поведение человека, поскольку, повторяем, животное, по К.Марксу и Ф.Энгельсу, не относится ни к чему.
Разведение понятий Verhalten и Verhaeltnis на поведение и отношение неудобно и в том смысле, что, уничтожает характерное для данной пары понятий семантическое единство, их происхождение от одного корня, что желательно было бы сохранить.
Если обратиться к семантике обоих терминов, то бросается в глаза, что Verhalten выражает собой определенный длящийся процесс деятельности, в ходе которого люди относятся к предмету отношения. В свою очередь, Verhaeltnis включает вместе с тем резульат и условиеи процессов, в ходе которых люди относятся к предмету.
По-немецки можно, например, сказать, что “Человек относится к жизни хорошо” (”Der Mensch verhaelt sich gut zum Leben”), что проявляется в его поведении. Можно сказать, что “Человек живет в плохих отношениях” (”Der Mensch lebt in schlechten Verhaeltnissen”), что значит, человек живет в плохих условиях, определяющих его жизнь. Такое диалектическое единство отношения-деятельности и отношений-условий как двух неразрывных сторон жизни людей легко угадывается в немецком тексте, (стр.18) благодаря семантическому единству обоих терминов и соответствует обыденному употреблению данных слов.
Мысль об отношениях (Verhaeltnisse) как результате и условии деятельности людей К.Маркс и Ф.Энгельс подчеркивают неоднократно /40/, доказывая, что определенные отношения всегда “являются условием самодеятельности… индивидов, и создаются они этой их самодеятельностью” /41/.
Таким образом, понятия Verhalten и Verhaeltnis могут быть разведены как обозначающие, с одной стороны, деятельный процесс отношения, осуществляемый людьми посредством самых различных родов человеческой деятельности (Verhalten), и, с другой стороны, как результат и условие деятельного процесса отношения (Verhaeltnis), образуемого людьми в процессах отношения.
Терминологически это различие по-русски можно выразить, переведя Verhalten как “относиться”, а Verhaeltnis как “отношение”. В таком случае диалектическое единство деятельности и отношения станет терминологически более очевидным. Станет более наглядной и марксова мысль о том, что отношения образуются людьми с предметами - природными и общественными - в результате того, что люди определенным образом относятся к предметам, относятся так, как животные относиться не могут.
Станет более очевидным и то, что деятельность не может существовать и осуществляться вне отношений, вне создания и воссоздания людьми отношений. А потому она не может получить самостоятельный статус в качестве исходной первоклеточки материалистической теории истории. Чтобы возникло отношение, людям необходимо определенным образом отнестись к предмету, осуществить определенную деятельность. Однако эти действия изначально осуществляются людьми при наличии определенных отношений людей к предмету, как условию их деятельности. И в этом одно из открытий марксизма.
Диалектическое единство деятельности и отношения легко прослеживается и тогда, когда в определении человеческого отношения к миру, которое нам предстоит рассмотреть, К.Маркс перечисляет различные виды человеческих отношений к миру. Он отмечает, что человек осуществляет свои отношения с миром как целостный человек, и соответственно целостна деятельность человека, которая предстает в виде определенных человеческих отношений к мир: такие, как зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, желания, деятельность, любовь и т.д. /42/. “Каждое из его человеческих отношений к миру - зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, желание. деятельность (Taetigsein), любовь…” /43/ соответственно складывается в процессе и в результате определенных видов деятельности, т.е., когда человек смотрит, слушает, обоняет, ощущает вкус, осязает, мыслит, созерцает, ощущает, желает, действует, любит и т.д. Вместе с тем возникшие в процессе деятельности отношения обратно воздействуют на деятельность, определяя ее характер. Так, например, возникшее отношение любви, в свою очередь, определяет поведение любящих, “заставляя” их любить так, как это “диктуется” их отношением любви и т.д.
Диалектическое единство деятельности и отношения К.Маркс и Ф.Энгельс всесторонне анализируют затем относительно таких ведущих родов деятельности человека, как производство и ему соответствующие производственные отношения, как общение и ему соответствующие отношения общения.
Определение отношения как единства Verhalten и Verhaeltnis позволяет К.Марксу и Ф.Энгельсу постоянно обнаруживать внутреннюю противоречивость человеческих отношений, которая вызвана противоречиями между отношением как деятельностью и отношением как условием деятельности.
Дело в том, что отношения как условия деятельности людей определяют ее характер, создают определенные рамки, в пределах которых люди относятся к предметам - природным и общественным. Однако по мере того, как люди относятся ко все более расширяющемуся миру предметов и развивают свою деятельность, естественно, возникают новые отношения, как результаты расширяющейся деятельности, которые, однако, приходят в противоречие с прежними отношениями как условиями деятельности людей. Эти противоречия могут принять и такой характер, когда отношения, созданные людьми, становятся чуждой, над ними стоящей силой, господствующей над людьми. Существующее в действительности отчуждение от людей их собственных отношений, созданных их собственной деятельностью, является одним из источников постоянно возрождающихся в философии попыток оторвать отношения от деятельности, разорвать то диалектическое единство, открытие которого является одной из заслуг К.Маркса и Ф.Энгельса при определении ими отношения как исходного начала материалистической теории истории.
Необходимо также отметить, что существенной особенностью человеческих отношений, как неоднократно подчеркивают К.Маркс и Ф.Энгельс, является то, что люди делают свои отношения предметом своих отношений, и этим деятельность людей отличается от деятельности животных. В результате люди обладают способностью осознать свои собственные отношения, познать их законы и соответственно преобразовывать посредством преобразования своей деятельности свои отношения, а тем самым преобразовывать и самих себя. Однако и этот процесс происходит в рамках определенных отношений и ими обусловливается, не нося таким образом произвольный, лишь от воли и сознания людей зависящий характер.
Постижение людьми их собственных отношений осуществляется как открытие ими законов возникновения, функционирования и саморазвития их отношений.
Познание законов своих действительных отношений люди выражают через категории, а по К.Марксу даже “простые категории суть выражения отношений…” /44/. А, следовательно, поиск исходной категории исторического материализма снова неизбежно оборачивается необходимостью искать исходное отношение, которое будет затем выражено в соответствующей категории.
Таким образом, начало (”первоклеточка”) материалистической теории истории должно быть найдено в качестве исходного, простейшего отношения, миллиарды раз встречающегося, самоочевидного, которое, как верно отмечает Ю.С.Скребков “не нуждается ни в каком в ы в е д е н и и, т.к. оно есть элементарное, простейшее отношение, т.е. начало не доказывается непосредственно - его доказательством является вся вытекающая из него система определений объекта. Здесь в известном смысле может быть проведена аналогия с аксиоматическим методом, где истинность аксиом доказывается (или опровергается) всей, построенной на них совокупностью теорем” /45/.

Человеческое отношение к миру
В данном разделе мы проанализируем определения К.Марксом “человеческого от ношения к миру” в “Экономическо-философских рукописях 1844 года” и развертывание определений данного отношения К.Марксом и Ф.Энгельсом в “Немецкий идеологии”, с тем, чтобы выявить место данной категории к системе материалистической теории истории.
Начать анализ необходимо с “Экономическо-философских рукописей 1844 года” по ряду причин. Во-первых, названное произведение, как отмечают авторы “Марксистской философии в XIX веке”, “несмотря на отдельные моменты старых, впоследствии преодоленных воззрений и терминологию, не соответствующую новому содержанию, представляют собой по существу изложение исходных положений диалектического и исторического материализма, пролетарской политической экономии, научного коммунизма и неразрывно связанного с ним пролетарского гуманизма. Идея научного коммунизма, материализм, атеизм, новый взгляд на отчуждение и на отрицание отрицания образуют здесь единое целое. Это гениальный набросок целостного мировоззрения и программа дальнейших теоретических исследований” /46/. А раз это так, то обойти данную работу К.Маркса в поисках “первоклеточки” материалистической теории истории невозможно /47/.
Во-вторых, несмотря на то, что “Экономическо-философские рукописи 1844 года” в настоящее время проанализированы многими философами-марксистами /48/, все же еще не обращено достаточного внимания на разбросанные на нескольких страницах, казалось бы почти случайные, определения “каждого из …человеческих отношений к миру” /49/. На самом деле они играют весьма существенную, как мы покажем, роль в обосновании материалистического понимания истории, развитого затем в “Немецкой идеологии”. Этот пробел мы восполним, выявив систему определений “человеческих отношений к миру” в 1844-46 гг. /50/. Мы попытаемся доказать, что “человеческое отношение к миру” служит К.Марксу и Ф.Энгельсу в качестве исходного, простейшего отношения, с которого начато обоснование материалистического понимания истории.
Такое утверждение, естественно, может вызвать недоумение или даже сопротивление у обществоведов, привычно начинающих, например, курс исторического материализма с природы и общества, с последующим переходом к производству (производительным силам и производственным отношениям). Однако напомним, что, как подчеркивает, например, В.А.Вязюлин /51/, “Капитал”, предметом которого является капиталистический способ производства, К.Маркс начинает не с самого предмета исследования, т.е. не со способа производства, а с товара как отношения, являющегося предпосылкой и результатом капиталистического способа производства. Так и теорию истории необходимо начинать не с производства или общества, а с более абстрактного и очевидного отношения. Человеческое отношение к миру - абстрактная предпосылка и реальный результат истории человечества как его практического процесса развития. В этом начале мы, однако, еще не объясняем, откуда и как возникает специфическое, человеческое отношение к миру. Мы его просто постулируем как данность, которая первоначально не доказывается, но внутренняя сложность которой уже теоретически известна К.Марксу в самых общих чертах. К.Маркс уже знает (если судить по дошедшему из написанного к 1844 г.) роль труда в истории возникновения человечества и его отчужденный характер в капиталистическом обществе; знает роль частной собственности как экономической основы революций; знает производство, знает общество; знает взаимодействие гражданского общества и государства; знает происхождение общественного сознания; знает капитализм как обесчеловеченный способ жизни людей; знает коммунизм как действительно человеческое отношение к миру.
Иными словами, человеческое отношение к миру в мыслях К.Маркса имеет свое начало (производство) и имеет свой результат (общество). Исходное отношение очень богато по внутреннему содержанию, но доказательство того, что оно есть начало теории, еще надо развернуть через цепь последовательных восхождений от абстрактного к конкретному.
”Человеческое отношение к миру”, самоочевидно, представляет собой отношение между человечеством и миром. Это исходно двустороннее отношение, где обе стороны относятся друг к другу: человечество к миру и мир к человечеству.
Оба носителя отношения - и человечество, и мир, с одной стороны, являются неизменными предметами философии всех времен и народов. Вместе с тем, наличие их, а также отношений между ними видно невооруженным взглядом и не требует обоснования, существуя и на уровне обыденного сознания. В принципе каждый человек знает, что живет он в мире и относится к людям. “Человеческое отношение к миру” в определенной мере простое (хотя на самом деле весьма сложное), массовидное, миллиарды раз встречающееся в истории, отношение. Оно существует, пока существует человечество и пока существует мир. Вместе с тем, “человеческое отношение к миру” исходно охватывает весь предмет исследования в его полноте, что и требуется от исходного отношения.
В скобках заметим, что можно представить себе начало курса исторического материализма с такого, например, обращения к аудитории: “Взгляните вокруг и вы увидите безграничный мир, в котором есть люди, лошади, птицы, насекомые, автомобили, самолеты, поезда, картины, горы, моря, небо, звезды и многое, многое другое. Все, что составляет этот мир, - и люди, и звери, и земля, и небо, и все остальное, каким-то образом взаимодействует или противодействует друг другу. Все как-то связано или оторвано друг от друга. Что-то создано или разрушено природой, что-то создано или разрушается людьми. Многое людям нужно, многое не нужно. А главное, в многообразии хаоса мира и порядка мира существуем и мы сами - каждый из нас в отдельности и все мы вместе. Как разобраться в этом мире? Как постигнуть его? Как найти себя, свое место в мире, свое назначение?” И когда воображаемые слушатели вволю “населят” мир еще всевозможными предметами соответственно своей фантазии и своему жизненному опыту, наверное станет понятным первичное определение “мира” В.И.Лениным словами Гегеля: “Слово мир обозначает вообще бесформенную цельность многообразного… (160) /612/” /52/. Такое начало сделает более жизненной для слушателей проблематику исторического материализма, выявляющего всеобщие законы истории человечества, всеобщие законы взаимодействия человечества с миром и мира с человечеством.
Необходимо подчеркнуть, что, если начать материалистическую теорию истории с “человеческого отношения к миру”, удастся избегнуть существующей ныне односторонности понимания предмета исторического материализма. Односторонность проявляется в предложениях начинать исторический материализм, например, и с понятия “Человек”. Будто бы вне мира человек может существовать и быть понятным. Не с человека, и не с мира, а именно с отношений человека с миром следует начать развертывание материалистической теории истории.
Вместе с тем, такое начало предотвращает и иную односторонность, когда исходно из курса исторического материализма выпадает Человек, поскольку традиционное начало с природы и общества вполне обходится без человека.
Начало с человеческого отношения к миру имеет и то преимущество, что ложится в русло ленинской методологии построения системы категорий исторического материализма, который “надо вывести… исходя из простейших основных…” /53/. Такими простейшими, основными категориями, подлежащими развороту, могут быть “Человечество”, “отношения”, “мир” в виде “человеческого отношения к миру”, как исходного отношения материалистической теории истории.
Обратимся непосредственно к определениям К.Марксом данного, взятого за исходное, отношения.

>> далее

актуализировано 19. Dezember 2007