Шелике В.Ф. Любовь Карла Маркса и Женни Маркс в контексте всеобщих определений любви (вслед за Марксом) 2015 | Вальтраут Шелике

 Другие мои страницы...

Шелике В.Ф. Любовь Карла Маркса и Женни Маркс в контексте всеобщих определений любви (вслед за Марксом) 2015

Шелике В.Ф.

Канд. ист. наук, доцент. Москва

 

ЛЮБОВЬ КАРЛА МАРКСА И ЖЕННИ МАРКС

В КОНТЕКСТЕ

ВСЕОБЩИХ ОПРЕДЕЛЕНИЙ ЛЮБВИ

(Вслед за Марксом)

(К 200-летию Женни фон Вестфален)

 

«Альтернативы» Общественно-политический журнал №4. 2015г. С.127-141

 

 

Вступление

Международный семинар «Alter Ego Карла Маркса: Любовь. Борьба. Творчество», 28 октября 2014 года, посвященный 200 летию Женни Маркс, поставил на повестку дня и вопрос о сущности любви.

Не зная всеобщих определений любви, трудно определить, являлась ли Женни жертвой любви, попав «в цепкие лапы эгоиста» Карла Маркса, как прозвучало в одном из выступлений, или наоборот, Женни была гением любви, воплотив в своей, полной лишений жизни, истинное женское счастье, (что, мол, удавалось и некоторым другим соратницам великих революционеров). На семинаре возник и вопрос, является ли любовь Женни и Карла Маркса воплощением того равноправия женщины и мужчины, о котором Маркс так ратовал в теории?

Позвучала на семинаре и мысль о том, что в марксизме вообще-то нет места для любви, что у Маркса нет определений любви, и горячо отстаивалось также утверждение, что «любовь, преодолевшая страсть», и есть, мол, подлинная любовь.

В ракурсе возникших вопросов надо выяснить по свидетельствам самого Маркса, какую роль в жизни Маркса играла его любовь к Женни, и определить отвел ли Маркс в теории, названной марксизмом, хоть какое-то место и любви. Насколько это возможно надо бы понять, почему, после смерти Женни, Энгельс сказал, что «Мавр тоже умер».

 

Любовь, преодолевшая страсть?

Начнем с выдвинутого на семинаре утверждения, что только любовь, преодолевшая страсть, якобы, есть истинная любовь между мужчиной и женщиной. Такое определение любви, конечно, имеет право на существование, тем более, что оно встречается и в современном общественном сознании. А в ХIХ веке понимание истинной любви как преодоление любящими греха сексуальных желаний и вовсе господствовало в религиозном сознании окружающих Маркса людей, и в таком виде преобладало в немецкой литературе (и в российской тоже!). Впоследствии Фрейд на этом основании создал теорию фрустрации, по которой именно подавление сексуальных желаний и становится, мол, источником творчества.

Такая точка зрения на любовь действительно существует, но это не Маркс!

По Марксу страсть неотъемлемая часть истинной любви мужчины и женщины. Более того, именно страсть, по Марксу, делает человека человеком, в том числе и самого Маркса! «Моя любовь к тебе, стоит тебе оказаться вдали от меня, предстает такой, какова она на самом деле – в виде великана; в ней сосредотачиваются вся моя духовная энергия и вся сила моих чувств. Я вновь ощущаю себя человеком в полном смысле слова, ибо испытываю огромную страсть…», – недвусмысленно пишет 38 летний Карл Маркс в письме своей Женни [1.Т.29. С. 435.]. Маркс продолжает: – «Однако не любовь к фейербаховскому «человеку», к моллешотовскому «обмену веществ», к пролетариату, а любовь к любимой, именно к тебе, делает человека вновь человеком в полном смысле этого слова». [1. Т. 29. С. 435]

Маркс ведал, что только в любовном слиянии мужчины и женщины человеку дано на чувственном уровне ощутить полное слияние одного человека с другим человеком. В любовном слиянии человек испытывает блаженные мгновения единства исчезновения/воскресения одного человека в другом человеке, дающие любящему силу не только для сотворения другого человека, но и целую гамму таких духовных и физических сил, что человек ощущает себя целостным существом и становится готовым переворачивать мир. Не менее того.

 

Две стороны любви

Любовь мужчины и женщины, по Марксу, имеет не только всеми признаваемую духовную, а по существу общественную, но и природную составляющую. Но природная сторона предстает у Маркса не в качестве первородного греха, от которого надо, мол, освобождаться, и не только в виде доставляющего наслаждение крылатого эроса, за права которого десятилетия спустя так ратовала Коллонтай. Природная составляющая любви, по Марксу, есть такая неотъемлемая сторона любви, которая делает человека человеком.

Как это понимать?

В 1844 году, 26-летний молодой Маркс, недавно, наконец, женившийся на Женни, писал в «Экономическо-философских рукописях»: «Непосредственным, природным (natuerliche – перевод мой. В.Ш.), необходимым отношением человека к человеку является отношение мужчины к женщине (Verhaeltnis des Mannes zum Weibe –-перевод мой. В.Ш.). Это природное (natuerliche – перевод мой. В.Ш.), родовое отношение человека к природе есть его непосредственное отношение к человеку, а его отношение к человеку есть его непосредственное отношение к природе, его собственное природное предназначение. Таким образом, в этом отношении проявляется в чувственном виде, в виде наглядного факта то, насколько стала для человека природой человеческая сущность, или насколько природа стала человеческой сущностью. На основании этого отношения можно, следовательно, судить о всей степени образованности (ganze Bildungsstufe – перевод мой. В.Ш.) человека… Отношение мужчины к женщине (перевод мой. В.Ш.) есть в высшей степени природное (natuerlichste – перевод мой. В.Ш.) отношение человека к человеку. Поэтому в нем обнаруживается, насколько природное поведение человека стало человеческим (menschlich – можно перевести и как человечным. В.Ш.), или в какой мере человеческая сущность стала для него природной сущностью, и в какой мере его человеческая (человечнаяперевод мой. В.Ш.) природа, стала для него природой. Из характера этого отношения явствует также, в какой мере потребность человека стала человеческой (человечной – перевод мой. В.Ш.) потребностью, т.е. в какой мере другой человек стал для него потребностью, в какой мере сам он, в своем индивидуальном бытии, является вместе с тем общественным существом» (gesellschaftliche WesenWesen можно переводить и как существо, и как сущность – В.Ш.)» [1. Т. 42. С. 115-116].

Если в этом отрывке переводить «menschliche» не как «человеческое», а как «человечное», то явственно проступит гуманизирующая роль любви в жизни человека, «делающая», по Марксу, на чувственном уровне из человека человечного, общественного человека. При этом человечность определяется Марксом как мера проявления в индивидуальном бытии человека его общественной сущности (gesellschaftliche Wesen). В скобках заметим, что Женни все эти рассуждения Маркса о любви знала, ибо рукописи Карла Женни читала, и даже многие из них переписывала хорошим почерком.

Пониманием наличия в природной стороне любви процесса созидания в человеке человечности, Маркс оказался впереди общественных стереотипов своего века, да и впереди понимания истинной любви в нашем веке, в принципе, тоже.

Любовь Маркса – земная человечная любовь, определения которой Маркс начинает с ее природной стороны. Заметим, что и теория истории у Маркса тоже весьма земная, исходные основания которой Маркс вполне сознательно тоже спустил с небес на землю. Теорию истории Маркс тоже начинает с определений природной стороны жизни людей, напоминая о том, что людям, для того, чтобы «делать историю», исходно надо быть живыми, для чего людям надо есть, пить, одеваться, располагать жилищем и т.д. [3. С. 25]. И определение места любви в жизни людей Маркс также начинает с природного предназначения мужчины и женщины продолжать человеческий род, поскольку для жизни людям нужны не только пища, питье и т.д., а нужны еще и другие люди, которых людям самим и надо «делать» на всем протяжении истории человечества. (Если, конечно, сходящему сегодня с ума человечеству не придет в голову делать людей исключительно в пробирке, чему оно почти уже научилось).

Маркс начинает с природной стороны жизни людей, но природная сторона любви не единственная сторона любви, хотя Маркс именно с нее и начинает. У любви, следуя за Марксом, два крыла – одно дано человеку от человечной природы (menschliche Natur внутри и вне человека) и другое дано человеку от человечного общества (menschliche Gesellschaft внутри и вне человека). Гармоничным взмахом обоих крыльев человек и становится способным в своем любовном отношении к другому человеку достичь вершин человечной любви, проявляя, таким образом, в своей индивидуальной жизни человечную сущность человека, меру его общественной природы.

Однако, современный человек сегодня, как и во времена Маркса, чаще всего машет то одним, то другим крылом, совершая в любовном полете немыслимые кульбиты, и обессиленный грохается об земную твердь, проклиная непостижимую человечную любовь, «придуманную» фантазерами от литературы и заумными философами. А иной правитель государства вообще постарается выкинуть любовь из общества, (а его идеологи еще и из марксизма), как некую блажь, якобы, мешающую человеку в его индивидуальной жизни жить на благо общества и руководствоваться в своей жизни исключительно общественными интересами.

Но это опять не Маркс!

На самом деле, Маркс отвел любви очень важное место не только в своей собственной индивидуальной жизни, но и в материалистической теории истории, о чем ничего не было написано в учебниках по истмату.

 

Любовь как человеческое отношение к миру

По Марксу – любовь одно из человеческих отношений к миру [4. C. 123-141]. И не менее того!

Как это понимать?

В том же 1844 году, в тех же «Философско-экономических рукописях» 26-летний Маркс составляет, на первый взгляд, достаточно произвольный, перечень разных видов человеческих отношений к миру: «Каждое из его человеческих отношений к миру – зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, желание, деятельность, любовь…» [1. Т. 42. С. 120]. Прервем мысль Маркса и заметим, что любовь недвусмысленно включена Марксом в перечень различных видов человеческих отношений к миру, и занимает в этом перечне завершающее, после «деятельности», место. Можно даже сказать, что в данном ряде выбранных Марксом видов человеческих отношений к миру любви отведено место некой завершающей вершины.

Почему так?

Дело в том, что на самом деле любовь вбирает в себя весь круг выбранных Марксом видов человеческих отношений к миру – и зрение, и слух, и обоняние, и созерцание, и мышление, и желание, и ощущение, и деятельность. Любовь действительно «сосредоточие всей духовной энергии и всей силы чувств человека», [1. Т. 29. С. 425],– как написал Маркс о своей любви к Женни.

Согласно Марксу каждое человеческое отношение к миру имеет две стороны и состоит из единства/противоположности отношений людей к природе и отношений людей к людям. Относится это и к любви. Любовь мужчины и женщины исходно также представляет собой единство / противоположность отношения человека к природе (к своей собственной природе и к природе другого человека), и отношения человека к человеку (к себе самому как к человеку и к другому человеку как к человеку). То, что на всем протяжении истории человечества в этих отношениях таится тьма противоречий, видно невооруженным взглядом.

Но противоречия – душа диалектики и не надо искать в любви некий абсолют. Любовь по своей природе противоречива, что относится, конечно, и к любви Маркса и Женни.

Маркс на собственном опыте жизни понимал, что любовь может стать величайшим счастьем, дарующим человеку несметные силы, но любовь может быть и губительным несчастьем, отнимающим у человека последние силы. Отмечал это, кстати, и Энгельс: «…сила и продолжительность половой любви бывают такими, что невозможность обладания и разлука представляются обеим сторонам великим, если не величайшим несчастьем; они идут на огромный риск, даже ставят на карту свою жизнь, чтобы только принадлежать друг другу…» [1. Т. 21. С. 80]

Отчего так?

Согласно Марксу, каждое из «отношений человека к человеку и к природе должно быть определенным, соответствующим объекту твоей воли проявлением твоей действительной индивидуальной жизни» [1. Т. 42. С. 151.]. Это касается также и любви.

Но индивидуальная жизнь и Карла и Женни исходно были разными! Карл еще подросток, а Женни уже взрослая, готовая выйти замуж девушка, когда вспыхнули первые зарницы их любви. Какие тут могут быть отношения?! Карл учится в гимназии, а Женни сидит дома. О чем разговаривать? Отец Маркса крещеный еврей-адвокат, отец Женни чистокровный немец, образованный аристократ, сын которого станет впоследствии министром в Прусском правительстве. Это разница? Еще какая! Через пару лет отец Маркса пойдет к графу извиняться за то, что его 19-летний сын Карл бестактно, нарушив все правила приличия, посмел попросить у графа (!) руки его дочери. Отец Маркса знал свое место в обществе. А Маркс знал? Знал, конечно, но руководствовался не общепринятыми стереотипами поведения человека, соответствующие его положению в обществе. Не это определяло поведение юного Маркса в его отношении к любви.

Юному Марксу со всей силой его страстной натуры нужна была ответная любовь Женни, а остальное воспринималось как помехи на пути к счастью. Маркс знал: – «Если ты любишь, не вызывая взаимности, т.е. если твоя любовь не порождает ответной любви, если ты своим жизненным проявлением в качестве любящего человека не делаешь себя человеком любимым, то твоя любовь бессильна, и она – несчастье» [1. Т. 42. С. 151]. Маркс ведал о противоречие любви, могущей стать счастьем или несчастьем человека.

По Марксу вообще все человеческие отношения к миру в истории человечества раздвоены на человечные (menschliche) и обесчеловеченные (entmenschte) отношения людей к миру природы и к миру людей. И у любви, как одного из видов человеческих отношений к миру, тоже есть и человечная и обесчеловеченная стороны, полные противоречий, осознаваемые как радость и страдание, счастье или несчастье любви и т.п. Снятие противоречий становится источником развития любви, а неснятие противоречий – источником умирания любви. Маркс, скорее всего, делился своим пониманием любви с Женни. Оба хотели быть счастливыми в любви, и были уверены, что имеют на это право.

Любовь Маркса и Женни была, не даром небесным, ниспосланным Афродитой (как у древних греков), и не стрелой Амура, метко пронзившего сердце человека (как думали еще в ХIХ веке), и не мечтой (как, например, у героя Куприна из «Гранатового браслета»). Любовь Карла и Женни была обоюдной деятельностью двух любящих по созиданию ими обоими счастья любви через преодоление ими того, что мешало быть счастливым.

 

Любовь как деятельность

Согласно Маркса, человек осуществляет каждое из своих человеческих отношений к миру с одной стороны, «посредством органов его индивидуальности», и, с другой стороны, равно и посредством тех органов, «которые непосредственно по своей форме есть общественные органы» [1. Т. 42. С. 120]. Отсюда любовь, с одной стороны, а) всегда неповторимо индивидуальна, а с другой стороны б) подвластна общепринятым общественным стереотипам. Между этими сторонами любви немало противоречий, которые юному Карлу и молодой Женни приходилось преодолевать в самом начале любви.

Марксу 13 лет, а Женни 17 лет, когда они впервые видят друг друга. Карл, сверх меры начитанный подросток, приходит в гости к однокласснику Эдгару. А старому графу, отцу Эдгара, почему-то становится все интересней беседовать с Карлом, которого он все чаще приглашает в свою уютную библиотеку в доме Вестфаленов, (кстати от отца Женни Карл узнает об учении Сен Симона). Там же в библиотеке внимательно слушает горячую беседу отца и мальчишки юная красавица, «царица Трирских балов», уже помолвленная с молодым офицером, Женни фон Вестфален. Ей тоже почему-то все интересней то, о чем так страстно рассуждает юнец.

Уже в 13 лет Маркс влюбился в Женни, а потом целую тетрадь стихов сочинил для Женни. Подарил тетрадь своей возлюбленной, а на последней странице написал, что любит ее. Женни была поражена и стихами, и содержанием приписки [7].

Проявлениями своей индивидуальности и своим пониманием жизни юный Маркс покорял Женни, а она увидела в Карле неповторимую индивидуальность, человека, несравнимого ни с кем из молодых людей ее окружения. Образ молодого офицера, с которым Женни уже была обручена, поблек на фоне ума, красноречия и таланта юного Карла. Женни помолвку разорвала. Женни сознательно сделала выбор в пользу общественно совсем еще не состоявшегося юноши, а потом в 22 года тайно обручилась с 18-летним студентом Карлом.

И Карл и Женни уже в начале своей любви поступали вопреки тогдашним общественным стереотипам, закреплявшим обесчеловечивание жизни любящих людей. Карл и Женни действовали в соответствии со своим, человечным пониманием любви и во имя очеловечивания своей жизни.

Тогда же оказалось, что и в Карле и в Женни, изначально было и нечто общее, некая свобода от господствующих общественных стереотипов, а также способность самостоятельно принимать судьбоносные решения, опираясь на собственную индивидуальность и на веру в любовь. Женни будет ждать Карла 7 лет, а поженятся они, когда царице Трирских балов уже стукнуло 28 лет, по меркам того века в возрасте перезрелой, старой девы.

Острый и критический ум, страстная энергия, присущие, по словам Энгельса, Женни фон Вестфален, не могли уготовить ей судьбу красивой куколки на светских балах, чтобы затем стать украшением в аристократическом доме своего мужа. Не о такой судьбе мечтала начитанная Женни, не в этом могла увидеть свое предназначение. В юном Карле Женни угадала гения. В необычной талантливости своего сына тогда не сомневался и отец Маркса, а пару лет спустя Гесс в 1841 году характеризовал Маркса такими словами: «Представь себе Руссо, Вольтера, Гольбаха, Лессинга, Гейне и Гегеля в одном лице. И перед тобою будет доктор Маркс» [5].

Увидев необычную талантливость юного Маркса, Женни, сама будучи человеком духовно одаренным, и к тому же еще старше Карла (!), скорее всего, вполне сознательно, но и чуток романтично вообразила себе свою судьбу на подобие роли мадам де Варанс в жизни Руссо, мадам де Берни в жизни Бальзака. Не встреть Руссо и Бальзак таких женщин, юные гении могли бы и не состояться как гении. И Женни сделала выбор.

Свое предназначение в жизни рядом c Карлом Марксом Жении фон Вестфален незадолго до свадьбы даже выразила словами в одном из писем своему Карлу: «Передо мной стоит твой образ, такой блестящий, сильный, мое сердце стремится всегда быть вместе, оно радостно трепещет при мысли о встрече с тобой, с тревогой повсюду следует за тобой… Если бы я могла рассчистить тебе дорогу и сгладить, убрать все препятствия, стоящие на твоем пути» [2. С. 92].

От выбранной роли быть защитницей Маркса от жизненных невзгод, Женни не отступала всю свою жизнь. Однако, согласно общественным стереотипам того времени, да и нашего все-таки тоже, роль «защитника» в любовных отношениях положена мужчине, а не женщине. Да и Маркс, судя по его анкете, более всего ценил в женщине слабость, а не силу.

Противоречие? Конечно.

В любви Маркса и Женни, вообще-то полным полно противоречий, которые, по Марксу, присущи каждому из человеческих отношений к миру. И нет на свете любви, в которой не было бы противоречий, как источников ее развития или ее гибели.

Но противоречия любви снимаются не сами собой, а только в результате такой деятельности любящих, которая развивает отношения обоюдной любви, а не разрушает их.

Как это происходит?

 

Развитие человеческих отношений и человеческой деятельности

Маркс находит в каждом человеческом отношении, кроме уже выше сказанного, еще три стороны, каждая из которых сама раздвоена на две стороны, между которыми существуют и противоречия [3]. Относится это и к любви как определенному отношению и определенному виду деятельности людей, лежащему в основе любовных отношений [4. С. 65-71].

1) Во-первых, каждое отношение человека к миру и каждый вид деятельности по Марксу, есть а) отношение человека к предмету (Gegenstand) и обратно, б) отношение предмета (gegenstaendliche Verhaeltnis) к человеку [1. Т. 42. С. 120].

Предмет отношения может быть природным или общественным, материальным или духовным, и т.д. Но в каждом отношении не только человек относится к предмету, но и предмет отношения тоже как-то относится к человеку (дает себя обработать или не дает, и т.д.).

В отношениях любви, как верно напомнил В.А.Бузгалин, речь идет о «субъект-субъектном отношении», точнее об обоюдных отношениях одного человека к другому человеку (как к природному и как к общественному существу, обладающему и телом и душой и т.д.)

Каждый человек (субъект) предстает в отношениях любви как исходно наделенный и окруженный определенным, индивидуальным способом жизни, которым он жил до начала любви. Способ жизни субъекта в самом начале любви может соответствовать или не соответствовать индивидуальному способу жизни другого человека, как предмета любви, также являющегося субъектом. Уже это совпадение/несовпадение способов жизни таит в себе немало противоречий, о чем речь уже шла выше.

А для созидания человечной любви необходимо, чтобы два человека (оба субъекта) так «обменивались» индивидуальными способами своей жизни, чтобы в конечном итоге создался один, общий на двоих, сотворенный обоими в любви, их собственный способ жизни. Способ жизни любящих может оказаться: а) в полном соответствии с существующими общественными установками, или, наоборот, может оказаться б) не соответствующим общественным установкам, и по существу предстать как протест любящих против господствующих в обществе обесчеловеченных способов жизни.

Хорошо известно, что Маркс и Женни в начале своего жизненного пути исходно были отягощены разными, но не выходящими за рамки общественных стереотипов, способами жизни в любви, о чем речь уже шла выше. И возраст, и образование, и социальный статус, да и планы родителей на будущее Карла и Женни не предполагали предстоящей ломки привычного способа жизни ни семейства Маркса, ни семейства Вестфаленов.

Тем не менее, все-таки, возникла любовь. Почему?

2) Дело в том, что, во-вторых, каждое из человеческих отношений к миру, и соответствующая ему деятельность, по Марксу, есть единство / противоположность а) процессов овнешнения (Aeusserung) человеком себя самого и своего способа жизни, и б) процессов овнутривания, присвоения (Aneignung) человеком другого человека и его способа жизни. [1. Т. 42. C. 120] Между этими двумя сторонами немало противоречий, способных как разрушить любовь, да и самих любящих, но также и развить любовь и развить самих любящих.

Взаимный процесс овнешнивания себя самого и своей жизни и овнутривания другого и его способа жизни и происходил с самого начала любви между Марксом и Женни в библиотеке дома Вестфаленом. Карл в беседах с отцом одноклассника страстно разглагольствует о судьбах мира, а Женни тихо внимает каждому слову талантливого подростка. Его речи находят отклик в ее душе, ее красота и внимание к его словам пленяют юношу.

Женни потом прочтет и выпускное сочинение Карла. 17-летний Маркс в выпускном гимназическом сочинении написал, что «главным руководителем, который должен нас направлять при выборе профессии, является благо человечества, наше собственное совершенствование… Если человек трудится только для себя, он может, пожалуй, стать знаменитым учёным, великим мудрецом, превосходным поэтом, но никогда не сможет стать истинно совершенным и великим человеком. История признаёт тех людей великими, которые, трудясь для общей цели, сами становились благороднее; опыт превозносит, как самого счастливого, того, кто принёс счастье наибольшему количеству людей…» [1. Т. 40. С. 3-7]. Своей, выбранной в юности, путеводной звезде Карл Маркс будет следовать всю жизнь.

А про Женни Энгельс, стоя у ее могилы, скажет: «Если когда-нибудь существовала женщина, которая видела высшее счастье в том, чтобы делать счастливыми других, то это была именно она» [1. Т. 19. C. 303].

Так что девиз смысла жизни у Карла Маркса и у Женни фон Вестфален, исходно оказались, похожими. Однако, пространство реализации девиза «смысла жизни» первоначально было разным. Маркс исходно озабочен судьбами всего человечества, Женни, скорее всего, в начале любви озабочена, все же, более всего судьбой Карла.

В годы студенческие Маркс мечется в выборе более всего нужной людям деятельности, переходя от предопределенной отцом карьеры адвоката, через мечты и попытки стать поэтом или писателем романов, к философии, чтобы понять окружающий его мир, а оттуда приходит и к политике. Обо всех своих метаниях Маркс в письмах сообщает отцу, который первые два года своего сына всемерно поддерживает, и крепко в него верит. Но затем в отце происходит перелом, отца пугает слишком долгое «непостоянство» и явное, вроде бы, и «отсутствие целеустремленности» своего талантливого отпрыска. Отец теперь пишет письма, полные упреков, в них проскальзывает разочарование Карлом [3. С. 25-73].

А Женни? Жени тоже в курсе «метаний» Карла, стихи возлюбленного ей нравятся. Философия? Женни сама начинает читать работы Гегеля. Но политика? Политика для Женни нечто очень опасное, и свой страх за Карла Женни не скрывает, только напоминает любимому: «Ах, милый, милый мой, теперь ты впутываешься еще и в политику. Это ведь то, на чем легче всего сломать себе шею. Карлхен, помни все время, что там дома у тебя есть твоя милая, которое надеется и хнычет и полностью зависит от твоей судьбы» (Перевод мой. В.Ш.) [8]. Женни не упрекает, она предостерегает, но выбор, заниматься политикой или нет, Женни оставляет за Карлом, ему решать! Женни проявляет доверие, она уже взрослая, а он еще только формирующийся юноша, еще не знающий, на что, собственно, он будет жить и как содержать семью.

Женни искренне предстает перед Карлом и в своей женской слабости, не выдуманной или сыгранной слабости, а вполне реальной, ибо она уже связала свою судьбу с судьбой Маркса, и ей не все равно, что будет с ее Карлом. Но о себе Женни знает – она в любом случае будет расчищать выбранный Карлом путь, что бы он ни выбрал.

Сочетание слабости и преданности в Женни, ее искренность и откровенность для Маркса те неоценимые качества Женни, которые поддерживают в Карле жизненные силы. В еще не состоявшемся Карле, мучимом своей талантливостью и поиском своего предназначения, Женни, в отличие от отца, не сомневается. При такой любви со стороны Женни Карл не может не чувствовать себя сильным, и ответственным, и главное, понимаемым. И свободным в выборе собственного пути.

И Маркс и Женни, каждый по своему проявляют свою индивидуальность (овнешнивают ее) в письмах друг другу и при встречах друг с другом, а затем и в процессе жизни друг подле друга. И каждый из них берет близко к сердцу (овнутривает) радости и боли другого. Разделенной радостью оба умножают радость, разделенным горем горе уменьшают. Каждый из них опора жизни для другого, но по-разному.

Любовь становится силой, помогающей и Карлу и Женни выстоять в жизни, и не согнуться под тяжестью бытовых проблем и горестей, о которые разбиваются лодки любви у иных великих людей. В одном из своих писем, в котором Женни «захотелось хоть раз излить свою душу», она писала: «Не думайте, что эти страдания из-за мелочей меня сломили. Я слишком хорошо знаю, что мы далеко не одиноки в нашей борьбе и что ко мне судьба еще милостива, – я принадлежу к немногим счастливцам, потому что рядом со мной мой дорогой муж, опора моей жизни» [1. Т. 27. C. 531-532].

Обоюдная любовь делала Карла и Женни счастливыми.

Но не только! Обоюдная любовь духовно развивала и обогащала и Карла и Женни как человека.

3) Развитие любящих происходит от того, что, в-третьих, каждое отношение, и каждая деятельность человека, в том числе и любовь, это, а) с одной стороны, деятельность (Taetigkeit), направленная на предмет (субъект любви), а с другой стороны, это одновременно и б) включение в свою деятельность, наделение деятельностью (Betaetigung) предмета (субъекта любви). И здесь, конечно, немало противоречий.

Маркс и Женни, исходно были личностями, способными выдерживать удары жизни, и они их выдержали. Но оба оказались способными и к поддержке друг друга и в ситуациях проявления, присущей любому человеку, также и слабости, что нередко вызывает разочарование в любимых. Но не у Женни, и не у Карла.

Маркс был творцом, и как любая творческая личность ведал потерю сил, а также иногда неделями длившееся плохое настроение, которое Маркс называл ипохондрией [1. Т. 29. С. 440]. Были периоды, когда Маркс «не желал никакого общества» [1. Т. 29. С. 445]. Вот тогда любовь Женни становилась настоящим спасительным кругом для Маркса, Женни наделяла любимого жизненной силой, заключавшейся и в ее объятиях. И для Женни любовь Маркса тоже была спасительным кругом, когда горестное настроение нападало на нее. Оба наделяли друг друга любовью, той любовью, в которой вся гамма человеческих чувств, делающая человека человеком.

В разлуке оба скучали друг по другу, писали письма, наполненные информацией о делах общественных и пронизанные нежностью. Разлука укрепляла взаимную любовь Маркса и Женни, что, согласно Ларошфуко, и есть признак истинной любви в отличие от мимолетней страсти, при разлуке обреченной на угасание.

Маркс и Женни были нужны друг другу на протяжение всей их жизни. При этом ни Маркс, ни Женни не стремились к господству в любви и на этом зиждилось равенство обоих в любви друг к другу.

Однако равенство не есть одинаковость.

И Маркс и Женни вкладывали в любовь и в судьбу другого через наделение любимых своей деятельностью, только присущие лично каждому из них жизненные силы, не менее, но и не более того. Силы были разными, в том числе и по сферам их приложения в каждодневности совместного бытия.

Маркс творил, а Женни переписывала рукописный текст, чтобы стал он читаемым. Женни считала часы, проведенные в «комнатушке Маркса» за работой над его текстами «самыми счастливыми часами в ее жизни» [11]. А поскольку Маркс был великим полемистом, и низвергал своих идейных противников железной логикой аргументов и язвительным сарказмом, Женни, переписывая набело очередную статью, в сотый раз, и в юности и в зрелости, убеждалась в несравнимом уме и потрясающем таланте своего Карла. Женни предлагала Карлу, не без основания, порой быть и посдержаннее ради пользы дела [2. С. 97].

Переписывая рукописи своего Карла, Женни вникала в лабораторию мысли Маркса, включалась в такую область человеческого знания, которая была бы неведома ей, не свяжи Женни свою судьбу с судьбой Маркса. Без Маркса Женни не стала бы той Женни, которую всю жизнь любил Маркс.

Маркс «наделял» Женни своей творческой деятельностью, и Женни вбирала и понимала глубокие нравственные основы того, почему и зачем Карл «вмешался в политику». Женни росла духовно, наделяемая деятельностью Маркса.

Женни многое сделала жизненно своим, взяв это у Маркса, . в том числе и кое-что из того, что, до сих пор все еще не поняли многие философы, называющие себя марксистами: Уже в «Немецкой идеологии» Маркс писал об исчезновении труда в будущем. В ракурсе этой идеи Женни, как и сам Маркс [1. Т. 29. С. 426], четко делила каждодневную деятельность Маркса на две части – днем Маркс работал, «чтобы обеспечит хлеб насущный, ночами – чтобы завершить свою политэкономию» [1. Т. 29. С. 531]. Днем Маркс был занят трудом, от которого человечество, в конце концов, станет, по Марксу, свободным. А по ночам Маркс занимался тем, что научно сам определял как самодеятельность (Selbstbetaetigung), т.е. как свободное от внешнего принуждения наделение человеком себя такой деятельностью, которая доставляет человеку наслаждение и нужна всему человечеству. Ночью Маркс творил Науку истории и свою политэкономию, понимая, что без познания законов практического развития истории человечеству не найти пути к коммунизму, не осуществить переход от обесчеловеченной жизни к человечной жизни в человечном обществе, что касается и изменений отношений между мужчиной и женщиной.

Женни не требовала от Маркса больше зарабатывать на семью, и меньше сил тратить на науку. Жени разделяла и поддерживала установку Маркса, сформулированную Марксом в письме к Вейдемейеру, написанным и по поводу отклонения Марксом «весьма выгодного предложения» из Лондона и Вены: «Но я должен любой ценой идти к своей цели и не позволю буржуазному обществу превратить меня в машину, делающую деньги» [1. Т. 29. С. 466]. Стать машиной, делающей деньги, Женни от Маркса не только не требовала, а всеми доступными ей средствами поддерживала позицию Маркса не быть машиной, что, конечно, помогало Марксу жить так, как он считал необходимым для себя лично ради выполнения взятого на себя обязательства перед человечеством.

Следуя взятой на себя задаче расчищать Карлу путь, Женни взвалила на себя затем еще и секретарские функции по бухгалтерскому учету сданных Карлом статей, и по выбиванию полагающихся гонораров, и начала сама вести часть переписки с издателями по поводу задержки денег. Заведя гроссбух, Женни занялась таким трудом, который, по Марксу, подлежал исчезновению при коммунизме, поскольку мало что значил в развитии человека. Женни откровенно сожалела, что за такой труд ей денег никто не платит, понимала, что сие труд для нее вовсе не творческий. Деньги за секретарский труд Женни пригодились бы для содержания семьи, а чуток и для нарядов, ибо безразличной к одежде Женни быть не могла, по определению. По мере сил и возможностей Женни освобождала Маркса от каждодневных бытовых забот.

Но Маркс не должен был знать подробности всей бытовой деятельности Женни фон Вестфален, ставшей Женни Маркс. Женни гордилась тем, что Маркс никогда, «даже в самые сложные минуты, не терял веры в будущее, всегда сохранял самый живой юмор и был вполне доволен, когда видел веселой меня и наших милых детей, с нежностью ласкающихся к своей мамочке. Он не знает, что я так обстоятельно написала Вам о нашем положении, дорогой г-н Вейдемайер, поэтому не ссылайтесь на эти строки. Он знает только, что я Вас просила от его имени по возможности ускорить получение и пересылку денег» [1. Т. 27. С. 532].

Женни через взятую на себя деятельность секретаря «наделяла» Маркса свободным временем, богатством, которому нет цены. Думаю, даже уверена, что Женни понимала – не имея свободного времени, ни один гений не может стать гением. А потому не в деньгах было счастье.

Отношение Женни к деньгам тоже лежало в русле идей Маркса. По Марксу, при коммунизме деньги тоже исчезнут, а в настоящем деньги искажают людям понятие счастья, поскольку становятся ложным мерилом успеха или не успеха в жизни, и средством покупки даже любви. Человечные отношения в любви, в дружбе, в совместной борьбе не строятся на деньгах. Поэтому Женни, как и Маркс, принимала добровольную денежную помощь от друга семьи Энгельса, и тратила их (возможно, не всегда экономно). Женни, влезала в долги к бакалейщику и булочнику, и, как утверждают некоторые биографы, могла покинуть страну, «оставив кредитора с носом».

В отношении к деньгам Маркс и Женни тоже были равны. Но такое отношение обрекало семью порой и на голодное существование, и на потерю детей, что является немалым испытанием для любой любви, вызывало осуждение родственников и тогдашнего обывателя, и до сих пор вызывает осуждение со стороны иного биографа Маркса. Но любовь Женни испытания жизни от безденежья выдержала.

Выдержала любовь Маркса и Женни и другое, тяжелое испытание.

Дополнительную работу секретаря Женни взяла на себя в очень сложный период любви Женни и Карла, а именно после того, как Елена Демут родила сына, отцом которого был Карл. Энгельс, правда, прикрыл друга, взяв «грех на себя». Но Женни истину, все же, знала. Женни преодолела горе погружением в дополнительную работу, деятельно подставляя Карлу свое плечо. Елена Демут, ведшая домашнее хозяйство и в анкете назвавшая счастьем «поесть суп, сваренный не ею самой», обыгрывавшая Маркса за шахматной доской, что вызывало у Маркса нескрываемое недовольство, преданная семье Ленхен, в доме осталась и после рождения ребенка. Только сын ее был отдан в приемную семью, а за содержание там мальчика платил Энгельс. Об этом ребенке в доме, в котором умерло четверо детей, не говорили.

Так был сохранен статус кво совместного проживании под одной крышей Карла, Женни, детей, и Ленхен. По словам Вильгельма Либкнехта, Ленхен в домашнем хозяйстве была диктатором [9]. Без Ленхен семья Маркса могла бы и не выжить, свой вклад в творческую жизнь Маркса Ленхен тоже внесла.

Так что Маркс и Женни наделяли друг друга и такими поступками (такой деятельностью), которые причиняли боль каждому из них. Но любовь устояла.

Женни фон Вестфален выдержала рядом с Марксом выбранную ею судьбу, с порой голодным существованием, со смертью детей, с изменой мужа. Почему выдержала? А после смерти Женни Маркс признавался Энгельсу что «…ты знаешь, что мне более чем кому-либо чужд демонстративный пафос; однако было бы ложью не признаться, что мои мысли большей частью поглощены воспоминаниями о моей жене, которая неотделима от всего того, что было самого светлого в моей жизни» [1. Т. 35. С. 13]. Без Женни Маркс болел и умер. Почему?

Ответ Элеоноры Маркс на эти вопросы гласит так: «Их связывала глубокая страсть…»[8], то, с чего мы начали статью. И это правда. Без любви Женни Маркс жить действительно не смог.

Но эти слова Элеоноры Маркс раскрывают еще не все стороны любви Маркса и Женни. Элеонора считала, что спасал Маркса и Женни еще и присущий обоим юмор и общее дело. Любовь Маркса и Женни давала обоим любящим огромную силу для совместного, хотя и различного, служения великому общественному делу, придавшему глубокий смысл всей жизни Маркса и Женни. Женни сформулировала смысл своей и Маркса жизни как совместную с соратниками борьбу «за принципы нового мира» [10]

Новые принципы жизни Женни реально и воплощала в своей семье, в которой свободное развития каждого было девизом семьи, свободной от семейных стереотипов своей эпохи, но жившей в ту эпоху.

Маркс стал Марксом, открывшем законы развития истории человечества. А Женни стала Женни, знания которой по новейшей философии удивляли Либкнехта. Переписку с Женни вел Генрих Гейне. Красотой и умом Женни восхищались многие умнейшие мужчины того века. Но Женни никогда бы не стала Женни, 200-летие которой мы отмечаем, не порви она помолвку с молодым лейтенантом, не дождись она Карла.

А про Маркса младшая дочь Маркса Элеонора свидетельствует: «Это не преувеличение, если я скажу, что без Женни фон Вестфален Карл Маркс никогда не мог бы быть тем, кем он был» [8]. И это правда.

Любовь делает человека человеком.

 

И …противоречие

В письме Лафаргу 13 августа 1866 года Маркс написал: «Вы знаете, что я принес все свое состояние в жертву революционной борьбе. Я не сожалею об этом. Наоборот. Если бы мне нужно было снова начать свой жизненный путь, я сделал бы то же самое. Только я не женился бы». [1. Т. 31. С. 436]

Много загадок оставил нам Маркс как в теории своей, так и в любви к Женни и Женни к нему, опережавшей свое время. Но не во всем опередившей.

 

ЛИТЕРАТУРА

1) Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.

2) Переписка Карла Маркса, Фридриха Энгельса и членов семьи Маркса 1835-1871гг – М.: – Политиздат, 1983.

3) К.Маркс, Ф.Энгельс. Немецкая идеология. М.: – Политиздат. 1988 г.

4) Вальтраут Шелике. Что такое любовь? Москва. Изд. «Варяг». 1997.

5) Шелике В.Ф. Исходные основания материалистического понимания истории (по работам К.Маркса и Ф.Энгельса 1844-46гг.) Бишкек. Изд. «Илим». 1991, стр.38-56

6) Великие мыслители. Карл Маркс (1818-1883) http://bibliotekar.ru/filosofia/66.htm

7) Поучительная история жизни Карла и Женни Маркс. http|//liveinternet.ru/users/3517075/post163113999/

8)  Rena Jakop. Jenny Marx – Sozialistin der ersten Stunde. http|//wider –des- vergessens.org/index.php?option=com_cont…

9) Mohr und General. 5. Aufl. 1983, S. 99. (2. Aufl. 1965, S. 109.

10) Jenny Marx an Caroline Schöler, 29. Juni 1849 Marx-Engels-Gesamtausgabe 2. Abteilung III. Band 3. Berlin 1981, S. 725. http://de.wikipedia.org/wiki/Jenny_Marx

11) Биографии. Истории жизни великих людей. Женни фон Вестфален. 12 февраля 1814 года – 2 декабря 1881 года, http//www.tonnel.ru?1=gzl&uid=483

 

 

актуализировано 16. Juni 2016