§ 5. Овнутривание и овнешнивание | Вальтраут Шелике

 Другие мои страницы...

§ 5. Овнутривание и овнешнивание

Исходные основания материалистического понимания истории (монография)
ГЛАВА I

<< к началу монографии << назад

Овнутривание и овнешнивание как две стороны человеческого отношения к миру и их противоречия
Человеческое отношение к миру как единство овнутривания и овнешнивания
Итак, всеобщей на всем протяжении истории людей особенностью человеческого отношения к миру является диалектическое единство двух его сторон - идеальных и материальных отношений человечества к миру. Противоречия идеальных и материальных отношений человечества к миру разрешатся в практических отношениях человечества к миру, носящих исторический характер и возрождающих на новом конкретно-историческом уровне противоречия между идеальными и материальными отношениями.
Однако двойственность человеческого отношения к миру не ограничивается перечисленными выше сторонами. Каждое человеческое отношение к миру представляет собой также и диалектическое единство процессов овнутривания и овнешнивания людьми мира. И противоречия между этими всеобщими сторонами человеческого отношения к миру также являются источником развития отношений человечества с миром /95/.
На наличие данных сторон человеческое отношения к миру К.Маркс обращает внимание уже в “Экономическо-философских рукописях 1844 года” и продолжает их развертывание в “Немецкой идеологии” и “Капитале”.
Для обоснования выдвинутого положения о наличии в человеческом отношении к миру единства овнутривания и овнешнивания как двух сторон каждого человеческого отношения к миру нам придется предложить несколько иной перевод немецкого текста. Поэтому начнем с того, что приведем параллельно немецкий текст и его русский перевод, а затем обоснуем правомочность нашего варианта перевода данного текста.
В “Экономическо-философских рукописях -1844 года” К.Маркс; пишет:

” Jedes seiner menchlichen Verhaeltnisse zur Welt, Sehen, Riechen, Schmecken, Fuehlen, Denken, Anschauen, Emfinden, Wollen, Tatigsein, Lieben, kurz alle Organe seiner Individualitаt, wie die Organe, welche unmittelbar in ihrer Form als gemeinschaftliche Organe sind, sind in ihrem gegenstaendlichen Verhalten oder in Ihrem Verhalten zum Gegenstend die
Aneignung des selben; die Aneignung der menschlichen Wirklichkeit, ihr Verhalten zum Gegenstand ist die Betаetigung der menschlichen Wirklichkeit; sie ist daher ebenso vielfach, wie die menschlichen Wesensbestimmungn und Taetigkeiten vielfach sind…” /96
“Каждое из его человеческихх отношении к миру - зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, желание, деятельность, любовь - словом все органы его индивидуальности, равно как и те органы, которые непосредственно по своей форме есть общественные органы, /УП/ являются в своем предметном отношении, или в своем отношении к предмету присвоением последнего. Присвоение человеческой действительности, ее отношение к предмету - это осуществление на деле человеческой действительности. Поэтому человеческая действительность столь же многообразна, как многообразны определения человеческой сущности и человеческой деятельности” /96/

Не станем сразу вдаваться в подробности разбора приведенного текста. Отметим, однако, для начала, что речь идет о том, что каждое человеческое отношение к миру есть присвоение (Aneignung) человеком предмета мира. Приведем далее еще одну выдержку из этой работы, где речь идет уже не о присвоении предмета, а наоборот, о проявлении во вне человеческой жизни как другой стороны каждого человеческого отношения к миру. К.Маркс пишет: “Каждое из твоих отношений к человеку и к природе должно быть определенным, соответствующим объекту всей воли проявлением (Aеuβerung) твоей действительной индивидуальной жизни. Если ты любишь, не вызывая взаимности, т.е. если твоя любовь как любовь не порождает ответной любви, если ты своим жизненным проявлением (Lebensaеuβerung) в качестве любящего человека не делаешь себя человеком любимым, то твоя любовь бессильна, и она несчастье” /97/.
Анализ и этой цитаты мы осуществим в полном его объеме тоже не сразу, с тем, чтобы шаг за шагом вскрыть те определения человеческого отношения к миру; которые даны в обеих приведенных выдержках.
Начнем с того, что в них можно обнаружить два взаимосвязанных, но разнонаправленных отношения между субъектом и объектом отношения. С одной стороны, люди осуществляют свои отношения с природой и с людьми в виде действий, направленных на субъект отношения, на человека. Эту деятельность К.Маркс обозначает как Aneignung, т.е. как присвоение, как вбирание в себя, как овнутривание людьми предметов своих отношений. Приведенный отрывок прозвучит при таком переводе понятия Aneignung так: “Каждое из человеческих, отношений к миру… является овнутриванием (Aneignung) предмета отношения”.
С другой стороны, отношения людей к природе и отношения людей к людям осуществляются в виде действий, направленных от субъекта отношения, от человека на объект, на предмет отношения. Этот процесс К.Маркс обозначает как Aеuβerung, т.е. как проявление во вне, выражение во вне, как овнешнивание субъектом в отношении к предмету себя самого, своей жизни, своего отношения к предмету. При таком варианте перевода мы прочтем у К.Маркса: “Каждое из твоих отношений к человеку и к природе должно быть определенным… овнешниванием (Aеuβerung) твоей действительной индивидуальной жизни”.
Вполне вероятно, что предлагаемые понятия овнутривание и овнешнивание не очень благозвучны и их стоит заменить какой-то похожей, но иной парой понятий. Но разнонаправленность двух сторон каждого человеческого отношения к миру оба предлагаемых термина выражают достаточно недвусмысленно.
К.Маркс и Ф.Энгельс нередко используют в своих работах рассматриваемую пару понятий. Так, определяя процесс производства, К.Маркс и Ф.Энгельс пишут в “Немецкой идеологии”, что “способ производства… есть определенный способ деятельности данных индивидов, определенный способ овнешнивать свою жизнь (ihr Leben zu aеuβern)” /98/. А в подготовительных рукописях к “Капиталу” К.Маркс продолжает: “Всякое производство есть присвоение (Aneignung), (т.е. в предлагаемом нами переводе Овнутривание -В.-Ш.) индивидом предметов природы в рамках определенной формы общества и посредством нее” /99/.
И в определениях труда как обмена веществ между человеком и природой по существу нетрудно обнаружить диалектическое, единство процессов овнутриванния и овнешнивания человеком в процессах труда предметов природы и своей собственной жизни. Отметим, что на эту сторону человеческой деятельности в определенной мере обращает внимание М.С.Каган, когда, разбирая диалектическое единство производства и потребления, выделяет марксово понятие Aneignung, понимаемое Н.С.Каганом как овладение /100/.
На диалектическое единство процессов овнутривания и овнешнивания в человеческой деятельности уже обращено внимание в литературе. Так, например, С.С.Батенин и А.П.Казаков связывают механизм саморазвития производительных сил с особенностями “человеческой деятельности, в которой одновременно осуществляются процессы экстериоризации, т.е. объектирование сущностных сил действующего субъекта, и интериоризации, т.е. овладения этим субъектом человеческими возможностями или сущностными силами, или программой действия, воплощенной в используемых им орудия труда. В данном овладении происходит превращение продукта деятельности одного человека в предмет деятельности потребления другого. В процессе такого потребления реализуется коммуникативная потенция предмета, устанавливается социальная связь между производителем продукта и его потребителем. Эту функцию социальной связи выполняют все предметы, являющиеся результатами человеческой деятельности, в том числе и предметы биологических потребностей, средства удовлетворения которых исчезают в процессе их потребления” /101/.
Из всех видов человеческой деятельности, образующих человеческое отношение к миру, в методологическом ключе диалектического единства процессов овнутривания и овнешнивания сегодня более всего анализируются процессы познания. В психологической науке существуют свои термины, соответствующие понятиям овнутривання и овнешнивания - интериоризация и экстериоризация.
Обратим далее внимание на то, что, определяя человеческие отношения к миру, К.Маркс включал в них самые разнообразные виды человеческой деятельности: видение, слушание, обоняние, ощущение вкуса, осязание, мышление, созерцание, ощущение, деятельность, любовь. Соответственно, К.Маркс отмечает, что “… Овнутривание… столь же многообразно… как многообразна и деятельность”. К сожалению, эта, весьма существенная для понимания человеческого отношения к миру, мысль К.Маркса вошла непосредственно в текст только в ГДРовском издании сочинений К.Маркса и Ф.Энгельса 1955г., а в предшествующих русских изданиях дана в совершенно неадекватном переводе и только в сноске. Выше мы привели эти два варианта текста и пользуемся при анализе текстом рукописи К.Маркса в издании 1955 г
Если многообразно овнутривание соответственно многообразию деятельности человека, то надо добавить, что многообразно и овнешнивания, коль скоро многообразна деятельность и многообразна жизнь людей. А это значит, что преобладающее сегодня рассмотрение единства овнутривання и овнешнивания преимущественно в духовных видах деятельности людей, необходимо распространить и на различные виды материальной деятельности людей, так же представляющих собой диалектическое единство овнутривания и овнешнивания человеком мира.
Одну из таких попыток делает Л.П.Буева, рассматривая диалектическое единство процессов овнутривания и овнешнивания сущностных сил человека в процессах взаимодействия личности и общества. Л.П.Буева отмечает, что, во-первых, “сущность человека не передается по наследству, биологически, а формируется в процессе жизни; во-вторых, усваивая накопленный человеческий опыт, каждый человек заново и в определенной мере по-своему формирует свои “сущностные силы” и способности. Вне этого процесса “интериоризации”, переводя общественное в индивидуальное, равно как и обратного ему процесса объективизации своих сил в общественной деятельности и отношениях, сущность человека не проявляется, не развивается и вообще не существует. Это две стороны единого процесса” /102/.
Следует добавить, что диалектическое единство овнутривания и овнешнивания является двусторонним определением каждого из человеческих отношений к миру и, соответственно, каждого вида человеческой деятельности, образующих человеческие отношения к миру. Попытка разделить деятельность людей на две основные группы, где, с одной стороны, овнешнивание, а с другой овнутривание, была бы проявлением непонимания именно единства обоих процессов, где одна сторона не существует без другой, где обе стороны взаимно определяют друг друга.
Наглядным примером анализа человеческой деятельности именно как диалектического единства обоих рассматриваемых сторон может служить определение К.Марксом взаимоотношений производства и потребления, потребления и производства, во “Введении” к “Экономическим рукописям 1857-1859 годов” /103/.
Разработка К.Марксом и Ф.Энгельсом проблем диалектического единства процессов овнутривания и овнешнивания как существенной характеристики человеческих отношений к миру, присущих человеческой деятельности на протяжении всей истории человечества, - весьма существенный аспект материалистической теории истории, вскрывающий один из механизмов движения и развития человеческой деятельности и человеческих отношений к миру. Поскольку овнутривание и овнешнивание есть две стороны диалектического единства, то между обоими процессами существуют и противоречия как движущая сила развития деятельности людей и развития их отношений с миром природы и миром людей.
В “Экономическо-философских рукописях 1844 года” К.Маркс, как мы видели, включил в качестве одного из видов человеческого отношения к миру и любовь людей друг к другу. И далее, раскрывая противоречия процессов овнутривания и овнешнивания в человеческих отношениях, иллюстрирует эти противоречия на примере любви. Последуем этому примеру и проиллюстрируем характер противоречий, возникающих между процессами овнутривания и овнешнивания, на примере зарождающихся отношений любви.
Начнем с того, что, о б щ а я с ь друг с другом, юноша и девушка п р о и з в о д я т определенное впечатление друг на друга. Может статься, что внешний облик девушки, ее красота, манера держаться, молчаливость или веселость нрава воспринимаются юношей таким образом, что в нем возникает чувство готовности полюбить девушку. Произошло овнутривание юношей внешнего облика девушки и началось новое отношение юноши к девушке - отношение, наполненное ожиданием любви. Однако в девушке, на которую юноша тоже произвел определенное впечатление, мог произойти противоположный процесс: внешний облик юноши, его манера держаться, его замкнутость или открытость восприняты девушкой таким образом, что в ней не возникло чувство готовности полюбить юношу.
Налицо противоречие между процессами овнутривания у одного человека и процессами овнутривания у другого человека, находящихся в отношениях общения друг с другом. В результате возникают отношения, при которых один готов полюбить, а другой - напротив, т.е. отношения без ответной любви, в которой один выражает свое отношение во вне в виде любовного отношения, а другой в виде не любовного отношения, что в конце концов несчастье для обоих.
Возможна, однако, и другая ситуация, также иллюстрирующая характер противоречий между овнутриванием и овнешниванием в человеческих отношениях к миру. Предположим, что в отношениях зарождающейся любви юноша также произвел на девушку столь неизгладимое впечатление, что и в ней зародилась ответное чувство. У обоих осуществился адекватный друг к другу процесс овнутривания произведенных друг на друга впечатлений, и возникло отношение зарождающейся любви, отношение как возможность любви.
Однако теперь оба - и юноша и девушка - выражают во вне свою готовность любить, овнешнивают свое отношение к другому. И при этом опять могу возникнуть такие противоречия, которые не дадут превратиться возможности любви в действительность любовных отношений друг к другу. Юноша может, например, выражать во вне, овнешнивать свое отношение к девушке столь невидимо и скованно, что девушка не догадается о готовности юноши к любви. Или наоборот, юноша может овнешнивать свое отношение к девушке и в таких проявлениях, которые снижают в девушке готовность к любви.
Налицо противоречия между процессами овнутривания и овнешнивания юношей своих отношений, которые не соответствуют характеру представлений и ожиданий проявлений любви со стороны девушки. Девушка не в состоянии овнутрить внешние проявления любви юноши как любовь, и возникает противоречие человеческих отношений. Естественно, что то же самое могло произойти и девушкой, овнешнивающей свое чувство любви неадекватно установкам и ожиданиям юноши. И тогда противоречие разрастается до противоречий в квадрате, мешающих реализации возможностей любви, возникновению отношений любви.
И, наоборот, в том случае, если и девушка и юноша соответственно меняют свое внешнее проявление любви, меняют свое поведение, меняют способ овнешнивания, возможно разрешение противоречий и развитие отношений любви.
Иными словами, овнутривания и овнешнивания людьми своих отношений с миром являются всеобщими сторонами каждого человеческого отношения к миру и отношений людей, к природе, и отношений людей к людям, а противоречия и их разрешение - движущей силой развития отношений людей с миром.
Отметим далее, что К.Маркс определяет и источники возникновения противоречий между процессами овнутривания и овнешнивания человеком своих отношений с миром. К.Маркс обнаруживает их в несоответствии процессов овнутривания и овнешнивания как природе субъекта отношения, так и природе предмета отношения.
К.Маркс пишет, что любое, отношение человека к миру должно представлять собой, с одной стороны, выражение во вне, овнешнивание е субъектом своей природы и своей жизни, а с другой стороны, это овнешнивание должно соответствовать природе предмета отношения /104/. Соответственно, любое отношение человека к миру необходимо представить также как овнутривание субъектом природы предмета, которое должно соответствовать природе и жизни субъекта отношения.
Человек в процессах своего человеческого отношения к миру овнешнивает свою природу, свою жизнь, что должно соответствовать природе предмета отношения. Одновременно он овнутривает свою природу, свою жизнь, что должно соответствовать природе предмета отношения. И оба процесса д о л ж н ы соответствовать друг другу. Однако между тем, что “должен” делать человек и тем, что действительно происходит в действительном человеческом отношении к миру, существует целый ряд противоречий. Это доказывает вся история человечества, история противоречий отношений людей к природе и отношений людей к людям.
Достаточно напомнить, сколь часто человечество выражало свои отношения к природе противно самой природе. Люди истребляли волков - санитаров звериного царства; вырубали леса - кладовые влаги и кислорода; загрязняли воды океанов, морей, рек; рассыпали яды по лугам и полям; отравляли воздух, которым дышит земля, и т.д. И природа за пренебрежение законами ее саморазвития наказывает людей и по сей день экологическими кризисами.
Отношения людей к людям на протяжении истории человечества также не раз складывались и складываются настолько противно природе и жизни людей, что человечество само ставит себя на грань самоуничтожения. Достаточно напомнить, что человечество постоянно воспитывало в себе не только потребность защищать жизнь людей, но и способность убивать людей на войне как противников, грозящих уничтожением независимости государства; в мирное время иноверцев, инакомыслящих, “врагов народа”. И требовалось время, чтобы последующие поколения ужасались бессмысленности мотивов прежних убийств, но, и в том парадокс, тут же вырабатывали новые, собственные мотивы для продолжения убийства. И человечество неминуемо расплачивалось за антигуманизм социально-нравственными кризисами, не только очистительными, но и разрушительными для человека.
Вместе с тем, практический процесс развития человечества представляет собой и постоянное разрешение названных противоречий. Это происходит через все более адекватное выражение во вне (овнешнивание) и все более адекватное вбирание в себя (овнутривание) людьми своей собственной природы и природы предметов мира. Однако полная ликвидация этого противоречия невозможна, поскольку оно - источник развития как процессов овнешнивания, так и процессов овнутривания и их взаимодействия, а следовательно, и развития человеческих отношений к миру в сторону их очеловечивания.
Позволим себе для наглядности источников данных противоречий еще раз вслед за Марксом обратиться к примеру отношений любви.
Если распространить положения, которые только что разобраны на отношениях между юношей и девушкой, связанных отношениями зарождающейся любви, то станет очевидным, что и юноша и девушка, овнешнивая и овнутривая отношения любви как своей, так и другого, осуществляют, или, по крайней мере, должны осуществлять эти процессы в соответствии со своей жизнью, со своей природой и в соответствии с жизнью другого, с природой другого человека. Только так они смогут достигнуть взаимной любви. При таком взгляде сразу станут видны источники неизбежных противоречий любви.
Во-первых, для каждого человека постижение и реализация в своей собственной жизни своей индивидуальной природы уже является делом всей его жизни. К тому же этот процесс никогда не осуществляется в полной мере, поскольку человек развивается, так или иначе, до самой своей смерти. Следовательно, уже в выражении себя во вне, в процессах овнешнивания своей индивидуальной жизни, своей природы неизбежно существует и не может не существовать разрыв - противоречие между тем, что овнешнено, выражено во вне, и тем, что осталось еще за семью печатями для самого человека и им самим даже еще не овнутренено.
А потому человек выражает во вне свою жизнь, свою природу как определенное противоречие того, что уже есть, и того, что еще будет; того, что еще только возможность, и того, что уже действительность и т.д. То же самое происходит закономерно, однако, и со вторым участником отношений. Он тоже неизбежно выражает себя во вне, овнешнивает свою жизнь и свою природу как определенное противоречие настоящего и будущего, возможности и действительности и т.д.
Вместе с тем, каждый человек, сам овнутривает и свое собственное проявление во вне. Он оценивает его, обнаруживает ошибки поведения и т.д. Однако овнутривание своего овнешнивания также происходит в соответствии с жизнью, с природой самого человека. В силу своих жизненных установок, положения среди людей: он может, например, не замечать своих противоречий, не желать или не уметь их разрешать, считать себя носителем истины в последней инстанции и т.д. Так возникает несоответствие такого человека его действительной природе, его действительной жизни.
И вот в отношении любви люди предстают друг перед другом во всей своей противоречивости. В них противоречия индивидуальной и общественной жизни, противоречия себе самому, своей природе и т.д. Однако в отношениях любви люди пытаются действовать не только в соответствии со своей противоречивой жизнью и природой, но в соответствии и с другой, столь же противоречивой жизнью, и полной противоречий природой другого человека.
В отношениях любви люди склонны к ошибке - принимают собственную природу за природу другого, жизнь другого за собственную жизнь и соответственно ведут, себя в отношениях любви неадекватно друг другу. Люди приходят в отчаяние, когда обнаруживают свои иллюзии и ошибки, теряют веру в себя и в других, вообще в возможность отношений любви. А именно потому, если “ты любишь, не вызывая взаимности, т.е. если твоя любовь как любовь не порождает ответной любви, если ты своим ж и з н е н н ы м п р о я в л е н и е м (Lebensauβerung) в качестве любящего человека не делаешь себя ч е л о в е к о м л ю б и м ы м, то твоя любовь бессильна, и она несчастье” /105/, писал К.Маркс.
Однако в человеческой действительности люди все-таки любят, и не столь редко любят счастливо. И чем более люди предполагают “ч е л о в е к а как ч е л о в е к а и его отношение к миру как человеческое отношение”, тем все явственнее проявляется закон любви, по которому человек может “любовь обменивать только на любовь, доверие только на доверие и т.д.” /106/, закон, сформулированный К.Марксом в “Экономическо-философских рукописях 1844 года”.
Каким же образом люди преодолевают противоречия овнутривания и овнешнивания, противоречия своей природы с природой предметов мира? В чем секрет рождения отношений любви, например? К.Маркс отвечает на этот вопрос, обнаруживая еще две стороны человеческих отношений к миру при развертывании определений человеческого отношения к миру, которое мы привели выше и к которому слова обратимся.

>> далее

актуализировано 19. Dezember 2007