§ 3. Системное единство трех сторон | Вальтраут Шелике

 Другие мои страницы...

§ 3. Системное единство трех сторон

Исходные основания материалистического понимания истории (монография)
ГЛАВА II

<< к началу монографии << назад

Системное единство трех сторон исходных посылок человеческой действительности
Системность исходных посылок.
Для того, чтобы разворот материалистической теории истории был возможен именно на основе исходной “первоклеточки”, представленной в виде трех действительных исходных посылок, и осуществлялся таким образом, что ни на одном из новых категориальных рядов ни на миг не покидаются эти исходные посылки /31/, сама исходная триада должна обладать рядом качеств. В первую очередь, она должна обладать характером самовоспроизводящей системы с присущими ей противоречиями, раз решение которых обеспечивает саморазвитие системы, как в действительности, так и в теории, отражающей действительное существование и действительное развитие предмета анализа.
Уже А.Н.Леонтьев заметил, что исходные посылки материалистической теории истории представляют собой “единую саморазвивающуюся систему” /32/. Однако А.Н.Леонтьев, к сожалению, не развернул систему доказательств в пользу данного, верного утверждения.
Поставим перед собой задачу обосновать данный вывод, верно улавливающий существеннейшее качество исходной триады. В первую очередь обратим внимание на то, что по существу анализируемая “первоклеточка” на абстрактном уровне анализа представляет человеческую действительность во всем ее объеме и во всей ее полноте. Уже в этом смысле она отражает действительность как систему. Исходная “первоклеточка” дает и абстрактное представление о человеческой действительности:
а) о составе существенных ее элементов;
б) о способе ее функционировали и структурообразования;
в) об определяющем типе организации ее как системы.
На самом деле, нетрудно увидеть в действительных индивидах субстанциональный состав существенных для данной системы элементов. Ведь именно люди, действительные люди являются носителями жизненного процесса, осуществляемого ими в действительности.
Деятельность действительных индивидов определяет способ функционирования данной системы. Вне деятельности, без деятельности вообще невозможно существование людей как носителей жизненного процесса, невозможно существование человеческой действительности. Вместе с тем, деятельность образует и соответствующие отношения и, тем самым, является структурообразующим фактором человеческой действительности.
В свою очередь, материальные условия жизни определяют материалистический тип организации данной системы, поскольку именно от материальных условий жизни действительных индивидов зависит конкретно-историческое состояние элементов системы, конкретное ее функционирование и конкретная ее структура.
Таким образом, каждая сторона исходной “первоклеточки” образует определенную подсистему со своим функциональным назначением в системе в целом. Все три стороны исходной “первоклеточки” представляют собой системное единство, поскольку ни одна не может существовать, а, отсюда, и быть понятой вне двух других сторон данной системы.
Отсюда, каждая сторона исходной триады определяется через две другие стороны и развивается в процессах их взаимодействия и через разрешение возникающих между сторонами противоречий.
Саморазвитие человеческой действительности как системы, определяемое на основе исходной “первоклеточки”, осуществляется в системном единстве и системной противоположности составляющих ее сторон, через разрешение противоречий, внутренне присущих системе в целом и каждой из ее сторон в качестве подсистемы человеческой действительности. В результате в историческом процессе своего развития человеческая действительность, состоящая из действительных индивидов, акций их деятельности и материальных условий жизни действительных индивидов, переходит через разрешение присущих ей противоречий из одного, исторически определенного состояния, в другое, исторически определенное, более развитое состояние.
Коренной способ преобразования человеческой действительности через действительную революцию так же, как мы увидим в дальнейшем, определяется К.Марксом и Ф.Энгельсом соответственно на методологическом основании исходных посылок целостной “первоклеточки” человеческой действительности.
Отсюда видно и то, что принцип монизма материалистического понимания истории претворяется К.Марксом и Ф.Энгельсом через системность исходной “первоклеточки” человеческой действительности. При этом исходная “первоклеточка” предстает как исходное действительное отношение, существующее в действительности между действительными индивидами, акциями их деятельности и материальными условиями их жизни. На более конкретных уровнях они определяются как жизненные отношения, развертываемые далее как производственные отношения, как отношения общения, как общественные отношенья.
А это еще раз убеждает в том, что начало исторического материализма должно быть представлено в виде определенного отношения, а не какого-то одного исходного понятия. Начало должно предстать в виде целостной системы, способной системно, а, следовательно, диалектически и материалистически отображать предмет материалистического понимания истории.
Выдвинутые положения теперь докажем и проиллюстрируем, непосредственно обращаясь к тексту “Немецкой идеологии”. Мы сочли необходимым предпослать выводы анализу для того, чтобы читателю легче было следить за логикой обоснования выдвинутых положений.

Исходное основание определения действительных индивидов
Определяя исходные посылки материалистической теории истории, К.Маркс и Ф.Энгельс не пользуются понятиями современного системного метода. Однако системность является одним из существеннейших принципов марксистской теории истории и осуществляется при определении исходных посылок несколькими методологическими приемами, на которые обратим внимание.
Одним из таких методологических приемов системности у К.Маркса и Ф.Энгельса в исходных посылках материалистической теории истории является то, что в каждой из трех сторон исходных посылок в том или ином виде “присутствуют”, взаимопроникая, все три стороны. Отсюда, во-первых, ни одна сторона не может существовать вне двух других, и, во-вторых, каждая сторона полет быть определена как выражающая и систему в целом.
Проиллюстрируем эти положения. Начнем с того, что все три стороны исходных посылок объединены К.Марксом и Ф.Энгельсом уже тем, что в каждой из них “присутствуют” действительные индивиды.
Так, на первой стороне исходных посылок фигурируют непосредственно действительные индивиды, на второй находятся акции деятельности действительных индивидов , на третьей стороне материальные условия жизни действительных индивидов .
А это означает, что в исходных посылках действительные индивиды представлены, с одной стороны, как носители акций деятельности и как носители материальных условий своей жизни. А с другой стороны, очевидно, что вне акций деятельности и вне материальных условий своей жизни действительные индивиды не существуют и не развиваются.
А отсюда дальнейшее развертывание определений действительных индивидов по логике и осуществляется через характеристику их акций деятельности и через характеристику материальных условий их жизни, определяющих характер действительных индивидов.
Именно в этом методологическом ключе К.Маркс и Ф.Энгельс в “Немецкой идеологии” и определяют, что означает “быть действительными индивидами”. К сожалению, перевод этого фрагмента оказался не во всем удачным, поскольку авторское “каковы они есть как действительные”, переведено по смыслу верно, но терминологически неточно “каковы они в действительности”, что может скрыть от читателя то существенное определение К.Марксом и Ф.Энгельсом выбранного ими предиката индивидов –действительные. Заметим, что в тексте К.Маркс и Ф.Энгельс даже подчеркиваютдействительные, настолько важно именно это прилагательное в качестве исходного предиката индивидов в исходных посылках.
Через несколько страниц мы приведем названное определение, но сначала заметим, что, начиная в исходных посылках с действительных индивидов, К.Маркс и Ф.Энгельс противопоставляют материалистическую основу своей теории как методологии Гегеля, так и методологии Фейербаха. Гегель, как известно, начинал с точечного “я”, некого единственного индивида, а К.Маркс и Ф.Энгельс сразу начинают со множества, фактически со всех действительных индивидов. К.Маркс и Ф.Энгельс, как мы увидим в дальнейшем, не останавливаются только на множестве. От него они переходят к рассмотрению и к а ж д о г о действительного индивида среди в с е х индивидов и анализируют также всю систему материальных отношений, связывающих каждого и всех действительных индивидов в некое множество. Эта диалектика взаимодействия единичного человека со множеством людей занимала и Гегеля. Однако Гегель решил эту проблему идеалистически-мистически, внеся в историю в качестве ее предпосылки Идею, Абсолютный дух. Одним из пороков философской системы Гегеля было н а ч а л о с единичного человека как исходной неделимой клеточки жизни людей. На эти стороны философии Гегеля К.Маркс обращает внимание уже в “Критике гегелевской философии права” в 1843 г., когда подробно анализирует и критикует гегелевское представление об отношении государства и гражданского общества по отношению к единичному человеку. Н.И.Лапин даже считает этот аспект “клеточкой” марксовой критики Гегеля /33/.
И хотя и Гегель, и Фейербах пытались анализировать действительность, тем не менее, гегелевское “я” и фейербаховский “Человек” - не действительные индивиды, а лишь плод воображения философов, что К.Маркс и Ф.Энгельс и критикуют в “Немецкой идеологии”.
Интересно проследить направление, в каком К.Маркс и Энгельс шли к действительным индивидам как исходной посылке материалистического понимания истории. Следы их поисков обнаруживаются в письме Ф.Энгельса К.Марксу от 19 ноября 1844 г., где Ф.Энгельс рассуждает о посылках Штирнера, исходящего из эгоистического индивида и на этом оснований критикующего абстрактного человека Фейербаха. Ф.Энгельс не согласен ни с Фейербахом, ни со Штирнером в их поисках пути к Человеку и отмечает в этой связи: “Настоящий же путь, ведущий к “человеку”, путь совершенно обратный. Мы должны исходить из “я”, из эмпирического, телесного индивида, но не для того, чтобы застрять на этом, как Штирнер, а чтобы от него подняться к “человеку”, “Человек” всегда остается призрачной фигурой, если его основой не является эмпирический человек. Одним словом, мы должны исходить из эмпиризма и материализма, если хотим, чтобы наши идей и, в особенности, наш “человек” были бы чем-то реальным; мы должны вообще выводить из единичного, а не из самого себя или из ничего, как Гегель” /34/. Обращает на себя внимание, что Ф.Энгельс в этом письме в отличие от “Немецкой идеологии”, ведет речь еще о “я”, об о т д е л ь н о м действительном индивиде как исходном моменте своей и К.Маркса теории. В “Немецкой идеологии” эта своеобразная робинзонада преодолена, и речь сразу идет о множестве индивидов, о действительных индивидах. Остальное - и эмпиризм и материализм, и начало с телесной организации действительных индивидов - все вошло в определения исходных посылок в виде действительных индивидов в “Немецкую идеологию”. Начало со множества индивидов, вместе с тем, не означает потерю К.Марксом и Ф.Энгельсом во множестве отдельного индивида, таким, каким он существует в действительности, что мы докажем ниже.
Важно обратить внимание и на то, что в то же время в другом письме Ф.Энгельс, рассуждая о первых актах протеста пролетариев против буржуазии, происходивших в виде роста преступлений, грабежей и убийств, отмечает, что в этом пролетарии еще действуют как отдельные индивидуумы, тогда как им предстоит протестовать в своем всеобщем качестве, как людям (Человекам) путем коммунизма /35/. Тем самым обнаруживаются определения Ф.Энгельсом отличий индивидуума и Человека, где последнее понятие выражает всеобщее, а первое единичное в определениях действительных индивидов.
Все эти рассуждения Ф.Энгельс осуществляет в исторической обстановке тогдашних полемик вокруг понятия “Человек”. К самим дискуссиям Ф.Энгельс относится весьма скептически, поскольку его и К.Маркса цель - непосредственное участие в истории людей, для чего им необходимо понимание законов действительной истории людей. Отсюда Ф.Энгельс пишет: “Впрочем, вся эта теоретическая болтовня мне с каждым днем все более надоедает, и всякое слово, которое еще приходится говорить о “человеке”, всякая строка, которую приходится писать или читать против теологии и абстракции, а равно и против грубого материализма, раздражает меня. Совсем другое дело, когда вместо этих призраков, ведь и не реализовавший еще себя человек остается до своей реализации таким призраком, занимаешься действительными, живыми предметами, историческим развитием и его результатами. Это, по крайней мере, лучшее, что нам остается, пока мы вынуждены прибегать только к перу и не в состоянии непосредственно воплощать наши идеи в действительность, пуская в ход руки, а если это необходимо и кулаки” /36/. Однако и полемика с теологическими и грубо материалистическими определениями дала плоды в виде четкой отточенной формулировки исходных посылок материалистической теории истории как начального основания теории материалистического понимания истории, в которой К.Маркс и Ф.Энгельс видели предмет своих теоретических изысканий, так и аренду своей собственной, революционно-преобразующей деятельности во имя Человека.
А отсюда, исходной точкой для К.Маркса и Ф.Энгельса служат индивиды, “взятые, конечно, в рамках данных исторических условий и отношений, а не в качестве “чистого” индивида, как его понимают идеологи” /37/. Индивиды берутся во множестве и такими, какие они есть в действительности.
* *
Материалистический принцип анализа действительности прослеживается и в выборе того исходного предиката, которым К.Маркс и Ф.Энгельс определяют исходных индивидов - действительные (wirkliche).Это определение весьма существенно именно в качестве первичного определения для его дальнейшего разворота в новые определения, а также и для того, чтобы изначально выразить наличие определенных противоречий у исходных индивидов. Но об этом позже.
Обратим внимание, что из всех, казалось бы, одинаково возможных исходных определений индивидов, которыми могли бы быть и производящие индивиды, и общающиеся индивиды, и просто живые индивиды, К.Маркс и Ф.Энгельс оставляют выбор именно на предикате “действительные” как на исходном.
Такой выбор дает К.Марксу и Ф.Энгельсу возможность, во-первых, выразить идею, что в теории материалистического понимания истории речь идет о действительно существующих индивидах, а не о воображаемых, и осуществить на деле марксистский принцип выведения теоретических определений из действительности. Исходя из этого, ряд авторов, перечисляя исходные посылки, порой даже заменяет понятие “действительные индивиды” на “реальные”. Это, однако, представляется некоторым обеднением методологического значения определения, данного К.Марксом и Ф.Энгельсом.
Дело в том, что понятие “действительное” (wirkliche) было одним из центральных понятий, занимавшим значительное место уже в философии Гегеля и Фейербаха. Оно получило у каждого из них свое, противоположное другому, определение. В работе “Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии” Ф.Энгельс счел впоследствии необходимым специально остановиться на определениях каждым из обоих философов понятия “действительное”. Ф.Энгельс отмечает, что определение Гегелем действительного как разумного, а неразумного как недействительного и противоречащего необходимости, а потому подлежащего отмиранию, мирному или насильственному, вело к революционным выводам, которые сам Гегель, однако, сделать не сумел. В то же время определение Фейербахом действительного как вечного, чувственного воспринимаемого мира, привело философа к материализму, на фактическое признание которого он, однако, не решился. Каждый из философов давал, таким образом, лишь одностороннее определение “действительного”, к тому же один в диалектически-идеалистической системе, а другой в метафизически-материалистической.
Обнаружив такие противоречия в теории своих великих предшественников и современников, К.Маркс и Ф.Энгельс разрешают их в теории материалистического понимания истории. Уже в исходных посылках действительное получает новое, материалистическое и диалектическое определение. Оно служит в качестве предиката эмпирически существующих в действительности индивидов, действительность (”быть действительным”) которых определяется акциями их деятельности и материальными условиями их жизни. Приведем, как мы уже это делали, текст оригинала и текст перевода на одной странице рядом, чтобы читатель сам мог ознакомиться с определениями К.Марксом и Ф.Энгельсом действительных индивидов:

• “… wie sie wirklich sind, d.h. wie sie wirken, materiel produzieren, also wie sie unter bestimmten materiellen und von ihrer Willkur unabhaеngigen Schranken, Voraussetzungen und Bedingungen taеting sind.” /38/ “… каковы они в дуйствительности, т.е. как они действуют, материально производят, и, следовательно, как они действенно проявляют себя при наличии определенных материальных, не зависящих от их произвола границ, предпосылок и условий” /38/.

Как видно из текста, быть индивидами действительными /”И”/ означает определенным способом действовать /39/, определенным способом материально производить /”Д”/, в определенных материальных, т.е. от воли и сознания независимых, условиях /”мУ”/.
Отсюда видно, что действительные индивиды определяются К.Марксом и Ф.Энгельсом через две другие стороны исходных посылок через акции деятельности и через материальные условия их жизни. Это свидетельствует о системном единстве всех трех сторон исходных посылок /50/.
Вместе с тем, таким образом обнаруживается и всеобщее основание для дальнейших разворотов определений действительных индивидов. На каждом, все более конкретном уровне анализа, индивиды должны быть определены системно, т.е. через акции их деятельности и через материальные условия их жизни (в каких бы понятиях ни выражались их деятельность и материальные условия их жизни).
Любая попытка дать определения действительных индивидов лишь через их деятельность (вне материальных условий их жизни) или только через материальные условия жизни действительных индивидов (вне их деятельности) окажется несистемным подходом, а потому, искажающим то, какими индивиды являются как действительные.

Всеобщее основание определения деятельности действительных индивидов
Все три стороны исходных посылок объединены и тем, что в каждой из них “присутствуют” акции деятельности действительных индивидов как выражение способа функционирования системы в целом и способа функционирования каждого составляющего ее элемента.
Наличие акций деятельности сразу бросается в глаза на второй и третьей стороне определений исходных посылок. Вторая сторона - это непосредственно акции действительных индивидов, а третья сторона - это материальные условия жизни действительных индивидов, включающие условия, созданные акциями деятельности действительных индивидов. Однако и в первой посылке в действительных индивидах скрыты акции их деятельности. Это обнаруживается при развороте определений действителных индивидов, проанализированном выше, когда быть действительным означает определенным образом действовать (wirken), быть деятельным (tаеtigsein). Хорошо известно также, что К.Маркс и Ф.Энгельс неоднократно подчеркивали в своих работах, что деятельность есть неотъемлемый атрибут человека, способ его наличного бытия.
Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что акции деятельности действительных индивидов, во-первых, исходно не существуют в действительности вне самих действительных индивидов и вне материальных условий их жизни. Во-вторых, способ осуществления акций деятельности определяется конкретным характером материальных условий их жизни.
А это означает, что попытки начать разворот материалистической теории истории с “деятельности” (вне действительных индивидов и вне материальных условий их жизни) окажется несистемным подходом к исторической действительности и грозит созданием несистемной теории и противоречит исходным посылкам материалистической теории истории, сформулированным в “Немецкой идеологии”.
Диалектическое единство, системность всех трех сторон исходных посылок обеспечивается, таким образом, наличием в каждой стороне исходных посылок акций деятельности действительных индивидов как неотъемлемого атрибута действительных индивидов и материальных условий их жизни, созданных акциями их деятельности. Акции деятельности являются характеристикой того существенного системного качества, которое определяет конкретное состояние составляющих систему элементов и обеспечивает ее функционирование как системы, ее развитие и ее преобразование.
Отметим, что категория “деятельность” давно находится в центре внимания философов-марксистов /41/. Анализу этой категории посвящены монографии, статьи и специальные координационные совещания. Выявляют статус данной категории и авторы коллективного груда “Марксистско-ленинская теория исторического процесса”, полагая, что “категория деятельность, определение которой не связано с какими-либо другими категориями исторического материализма, и получает статус его исходной категории, становясь, тем самым, отправным пунктом теоретического воспроизведения исторического процесса” /427. Одновременно авторский коллектив весьма обоснованно возражает против предложений рассматривать в качестве исходной клеточки исторического материализма понятия “Человек”, что является в известной мере воскрешением критиковавшейся К.Марксом робинзонады /43/. Однако, на наш взгляд, предложение авторского коллектива начинать исторический материализм с деятельности вне человека и вне материальных условий его жизни по существу страдает отрывом существеннейшего атрибута человека (человечества) - движения через деятельность от носителя движения и от условий движения. Мы понимаем, что авторы не мыслят деятельность вне человека и вне условий деятельности, на что они указывают и сами /44/. Однако мыслимое не самоочевидно, если фактически отрывать категории деятельности как исходную от действительных индивидов и материальных условий их жизни. Невольную абсолютизацию деятельности допускает также М.С.Каган /45/. Против такой абсолютизации верно возражает Л.П.Буева /46/.
Представляется, что при начале исторического материализма с предметов деятельности как “клеточки” и как исходной категории деятельности без человека происходит определенное обесчеловечивание исходных посылок, исходного начала исторического материализма. Исторический материализм тогда превращается в науку о категориях, а не в науку о человеке и человеческом обществе.
Отсюда представляется, что исходные посылки исторического материализма не могут быть представлены иначе, чем в виде с и с т е м ы понятий, выражающих исходное о т н о ш е н и е, начало истории и н а ч а л о материалистической теории истории. При этом на каждом уровне анализа при восхождении от абстрактного к конкретному исходное отношение будет представлено новым, своим кругом понятий, соответствующим именно данному уровню обобщения. А отсюда, исходных категорий, выражающих то или иное отношение, в историческом материализме неизбежно будет не одна, а множество; каждое исходное отношение будет исходным именно для данного уровня анализа, вместе с тем, представляя вершину, “конец” предыдущего развертывания исходного отношения. Только так, на наш взгляд, можно представить всю лестницу категориальных рядов исторического материализма в их системности, понимая при этом, что любое перепрыгивание через ступеньки неизбежно нарушит последовательность, логику восхождения от абстрактного к конкретному. Предлагаемое авторами начало с деятельности представляется такого рода нарушением последовательности развертывания теории материалистического понимания истории.

Всеобщее основание определения материальных условий жизни
Системность исходных посылок обеспечивается и тем, что каждая сторона исходных посылок включает в себя материальные условия жизни действительных индивидов.
Непосредственно материальные условия жизни действительных индивидов характеризуют третью сторону исходных посылок. К.Маркс и Ф.Энгельс сразу отмечают двойственность этих условий. Во-первых, материальные условия жизни действительных индивидов индивиды застают в готовом виде как продукт природы и как продукт людей. Последний существует как материальный результат деятельности предшествующих поколений людей, осуществляемой ими в процессах обработки природы и в процессах обработки людей. Во-вторых, материальные условия жизни действительных индивидов создаются и н о в ы м и поколениями людей, и существуют в качестве материального результата их деятельности по обработке природы и по обработке людей.
Таким образом, материальные условия жизни действительных индивидов предстают как действительный мир природы и действительный мир людей, включенные в действительные человеческие отношения к миру.
Человеческая действительность как определенный продукт исторически определенных человеческих отношений к миру представляет собой материальное условие жизни людей. Она исходно не противостоит действительным индивидам как нечто внешнее по отношению к ним. Поскольку действительные индивиды, во-первых, сами создают в процессе акций деятельности свою действительность и находятся с ней в определенных отношениях. Во-вторых, сами действительные индивиды являются продуктом своих исторически определенных человеческих отношений с миром, продуктом обработки людьми природы и обработки людьми людей. А, следовательно, индивиды сами являются неотъемлемой стороной человеческой действительности. Точно так же и все другие продукты акций деятельности людей - предметы, продукты, средства человеческого отношения к миру — и вся совокупность действительных человеческих отношений к миру, все жизненные отношения и отношения производства, и отношения общения, и общественные от ношения и т.д. являются материальными условиями жизни людей, составляют человеческую действительность.
Вместе с тем, человеческая действительность, в свою очередь, определенным образом относится к действительным индивидам, определяя их самих, возможности их развития, независимо от того, осознанно или нет отношение действительности к действительным индивидам. И именно потому сами действительные индивиды, а также акции деятельности действительных индивидов, и соответственно все предметы, продукты, средства и отношения акций деятельности действительных индивидов являются именно материальными , а не идеальными условиями жизни действительных индивидов.
В определении действительности К.Маркс и Ф.Энгельс преодолевают существенный недостаток предшествующего материализма, который “заключается в том, что … действительность… берется только в форме объекта… а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно” /47/.
Из сказанного следует, что и первая сторона исходных посылок - действительные индивиды “И”,- и вторая их сторона - акции деятельности действительных индивидов “Д”, - представляют собой материальные условия жизни действительных индивидов.
На самом деле, действительные индивиды являются материальным условием своей и чужой жизни, поскольку без их наличия элементарно прекращается историй людей, прекращаются исторические человеческие отношения с миром, прекращается существование человеческой действительности, поскольку некому создавать действительных индивидов.
То же относится и к акциям деятельности действительных индивидов как материальных условий их жизни, поскольку прекратись деятельность людей “хотя бы лишь на один год … очень скоро не стало бы и всего человеческого мира” /48/ не стало бы человеческой действительности. И, подчеркивая эту свою основополагающую идею материалистической теории истории, К.Маркс и Ф.Энгельс снова упрекают Фейербаха в том, что “Фейербах никогда не достигает понимания чувственного мира как совокупной, живой, чувственной деятельности составляющей его индивидов…” /49/, тогда как для К.Маркса и Ф.Энгельса чувственный мир, человеческая действительность есть совокупность действительных индивидов, акций их деятельности и материальных условий их жизни как найденных готовыми в виде продуктов природы и продуктов общества, так и создаваемых акциями деятельности действительных индивидов в виде преобразуемых продуктов природы и преобразуемых продуктов общества.
Таким образом, и третья посылка материалистического понимания истории –материальные условия жизни действительных индивидов - включает первую и вторую посылки: действительные индивиды и акции деятельности действительных индивидов. Отсюда, вне действительных индивидов и вне акций деятельности действительных индивидов материальные условия жизни людей в действительности не существуют и не могут вне их быть проанализированы в теории.
Таким образом, диалектическое единство, системность всех трех сторон исходных посылок обеспечивается и тем, что каждая из сторон представляет собой определения материальных условий жизни людей, как условия и результата функционирования системы в целом, как условий и результата саморазвития системы в целом.
Краткие выводы
Подводя итоги, надо отметить, что исходные посылки материалистической теории истории выбраны К.Марксом и Ф.Энгельсом таким образом, что три стороны посылок представляют собой единую систему, включающую три взаимопроникающие подсистемы, у каждой из которых своя, ей соответствующая функция в системе в целом /50/. Одна из подсистем образуется из определений, составляющих систему существенных элементов действительных индивидов, без которой невозможно существование именно данной системы человеческой действительности. Другая подсистема образует существенное системное качество составляющих систему элементов, обеспечивающее и характеризующее способ функционирования и развития системы в целом - это акции деятельности действительных индивидов. Третья подсистема включает определения существенных условий и результатов функционирования системы в целом, тип ее организации на основе материальных условий жизни действительных индивидов.
Ни одна из названных подсистем не может быть исключена из системы, так как все три подсистемы, существенны для ее существования, функционирования и саморазвития, хотя каждая и выполняет в ней различную функцию. Только взаимодействие всех трех подсистем обеспечивает существование и саморазвитие системы. А, следовательно, и анализ системы не может осуществляться иначе, как в единстве трех ее сторон, в единстве исходных посылок материалистической теории истории, выполняющих в теоретической системе функцию системной “первоклеточки” материалистического понимания истории, “первоклеточки” человеческой действительности.

>> далее

актуализировано 19. Dezember 2007