§ 2. Всеобщие стороны социальной деятельности. | Вальтраут Шелике

 Другие мои страницы...

§ 2. Всеобщие стороны социальной деятельности.

Исходные основания материалистического понимания истории (монография) 
ГЛАВА III

<< к началу монографии << назад

Социальные отношения.
Несколько предварительных замечаний
Определяя в первоначальном варианте “Немецкой идеологии” п е р в ы е исторические акции деятельности (Aktion) людей, К.Маркс и Ф.Энгельс имеют в виду такие акции, “которые совместно существовали с самого начала истории, со времени первых людей, и которые имеют силу в истории и теперь” /3/. Иными словами, К.Маркс и Ф.Энгельс выражают намерение начать с характеристики всеобщих акций деятельности людей. Начало осуществляется не с какого-то одного единственного акта деятельности людей, а с целой совокупность актов, составляющих основу существования людей и основу истории людей. Подлежащие определению акты деятельности представляют собой ьатериальные условия жизни людей, ибо прекратись они - прекратится жизнь людей, и некому будет делать историю.
Во-вторых, обратим внимание и на то, что первичные акты деятельности людей определяются К.Марксом и Ф.Энгельсом таким образом, что они сразу предстают как о т н о ш е н и я. Это, однако, не сразу просматривается в тексте из-за стилистической неотработанности данного варианта рукописи “Немецкой идеологии”. Во всяком случае, заметим, что, переходя к определению третьего первичного исторического акта деятельности людей, К.Маркс и Ф.Энгельс характеризуют его как “третье отношение, с самого начала включающееся в ход исторического развития” /4/. Это позволяет, кроме всего прочего, искать и в первых двух первичных актах деятельности людей так же отношение.
И, наконец, в-третьих, заметим, что, последовательно наращивая определения первичных исторических актов деятельности людей, К.Маркс и Ф.Энгельс, выделив три первичных исторических акта деятельности людей, объединяют их в целостную систему социальной деятельности, в “три стороны социальной деятельности” /5/. На основе трех сторон социальной деятельности и определяют затем четвертый й первый исторический акт деятельности людей, четвертое отношение, а именно общественные отношения.
К.Маркс и Ф.Энгельс специально оговаривают, что три стороны социальной деятельности людей “следует рассматривать не как три различные ступени, а именно как три стороны…, как три “момента” /6/, которые существуют совместно, со времени возникновения людей и по сей день. Таким образом, в определениях К.Марксом и Ф.Энгельсом трех первичных исторических актов деятельности людей, трех первичных исторических отношений заключены всеобщие исходные определения социальной деятельности людей. Их выявление, как мы уже подчеркивали, весьма существенно в свете сегодняшних проблем совершенствования социальной сферы социалистического общества.
После предварительных замечаний приступим к анализу определений К.Марксом и Ф.Энгельсом трех первых исторических актов деятельности людей.

Первый исторический акт деятельности людей.
Первая сторона социальной деятельности
К.Маркс и Ф.Энгельс начинают разворот материалистического понимания истории с первой предпосылки “всякого человеческого существования, а, следовательно, и всякой истории” /7/, а именно того, “что люди должны иметь возможность жить, чтобы быть в состоянии “делать историю” /8/. “Но для жизни нужны, прежде всего, пища и питье, жилище, одежда и еще кое-что” /9/, тут же подчеркивают основоположники марксизма.
Характеризуя первый исторический акт деятельности людей, К.Маркс и Ф.Энгельс пишут далее: “Итак, первый исторический акт это - создание (Erzeugung - перевод мой - В.Ш.) средств, необходимых для удовлетворения этих потребностей …” /10/, т.е. потребностей в пище, питье, жилище, одежде и еще кое в чем другом.
Таким образом, первая сторона социальной деятельности может быть представлена следующим образом: люди /”И”/ создают /”Д”/ средства жизни /”мУ”/, поскольку людям /”И”/, чтобы жить, необходимо удовлетворять потребность жизни /”Д”/ через средства жизни /”мУ”/.
При таком развороте первого исторического акта деятельности людей, первой стороны социальной деятельности, видна двусторонность данного отношения. С одной стороны, речь идет о специфически человеческом способе деятельности, заключающемся в с о з д а н и и л ю д ь м и с р е д с т в ж и з н и. С другой стороны, такая сугубо человеческая деятельность исходно обусловлена телесной организацией живых людей, их природными потребностями жизни, требующими для их удовлетворения пищи, одежды, жилища и т.д., что в том или ином виде необходимо и животным.
К.Маркс и Ф.Энгельс, таким образом, не отрывают первую сторону социальной деятельности людей от ее природного основания. Более того, природную обусловленность они прямо включают в определение содержаний первого исторического акта деятельности людей, осуществляемого для жизни. Из жизни К.Маркс и Ф.Энгельс выводят и специфически человеческий способ деятельности людей создание средств жизни, ибо людям “для жизни нужны, прежде всего, пища и питье, жилище, одежда и еще кое-что” /11/.
Следует обратить внимание на то, что первая сторона социальной деятельности предстает как жизненное отношение. Акции деятельности по созданию средств жизни осуществляются людьми именно в процессе жизни людей ради жизни, для того, что быть живыми людьми, способными удовлетворять свои потребности жизни через средства жизни.
Вместе с тем, в первом историческом акте деятельности людей нетрудно увидеть историческое отношение. Оно создается историческими акциями деятельности по созданию средств жизни ради удовлетворения потребностей жизни. Очевидно, что в каждую историческую эпоху средства жизни и потребности жизни у живых людей различны. Они определены исторической ступенью развития людей, однако, и сами живые люди определены историческим характером своих средств жизни и своих потребностей жизни.
Обратим внимание и на определенную игру слов, которую используют К.Маркс и Ф.Энгельс, реализуя на исходном определении возможность выстроить целый ряд новых, производных от него определений.
Дело в том, что немецкое Lebensmittel, переводимое как “средство жизни”, имеет обыденное значение “продукты питания”. А потому при первом, даже поверхностном чтении, сразу бросается в глаза природная определенность первой стороны социальной деятельности людей: люди создают продукты питания, чтобы удовлетворить потребности жизни, потребности в пище, питье и т.д. В то же время Lebensmittel верно переведено и как средства жизни. А средствами жизни для людей являются не только пища, питье, одежда или жилище, но и м н о г о е д р у г о е - в том числе и сами живые люди. Живые люди - родители - являются средством жизни для каждого живого человека в его детстве. Это исходно определено природой людей, природной обусловленностью их жизни. Однако через цепь дальнейших определений К.Маркс и Ф.Энгельс делают выводы о живых людях как средствах жизни для других людей и из общественной обусловленности их жизни, из общества людей. Так, например, анализируя процесс обмена товарами, К.Маркс подчеркивает, что в этом общественном процессе “каждый взаимно пользуется другим как своим средством… каждый становится средством для другого (бытием для другого) …” /12/.
Из материальных связей людей, обусловленных природным и общественным взаимодействием людей, являющихся взаимным средством жизни друг для друга, К.Маркс и Ф.Энгельс построят затем одну из сторон определений общественной организации людей, т.е. выведут определения общества. Но этот разворот пока еще только кроется в исходных определениях первой стороны социальной деятельности людей как возможность, в них нет еще прямых обозначений общественной определенности живых людей, их способа создания средств жизни, их средств жизни и их потребностей жизни. Однако, повторяем, предпосылки такого разворота уже даны. Через несколько абзацев К.Маркс и Ф.Энгельс эту возможность реализуют.
А пока обратим внимание еще на один существенный момент первой стороны социальной деятельности людей.
Напомним еще раз, что первая сторона социальной деятельности предстает как двустороннее отношение: с одной стороны, как отношение по созданию людьми средств жизни, и с другой стороны, как отношение по удовлетворению людьми потребностей жизни через средства жизни.
Между обеими сторонами существует существенное различие, на которое обратим внимание. В процессе удовлетворения потребностей жизни через средства жизни, завершающегося потреблением средств жизни, необходимо участвует к а ж д ы й живой человек для того, чтобы жить. Ни один человек не может жить, если сам не будет принимать пищи, сам утолять жажду, сам носить одежду, сам поселяться в жилище и т.д. Удовлетворения потребностей в средствах жизни ни один человек не может переложить на плечи других людей, в какой бы общественной форме не происходило удовлетворение потребностей быть живым. А потому в таком процессе участвует каждый действительный индивид в отдельности, индивидуально, в нем участвуют все действительные индивиды. Это, конечно, не снимает общественной определенности данного индивидуального процесса удовлетворения потребностей быть живым, но не об этом сейчас речь. Важно подчеркнуть, что на данной стороне социальной деятельности субъектом является к а ж д ы й отдельный действительный индивид и в с е действительные индивиды.
Напротив, процесс создания средств жизни в виде пищи, питья, одежды, жилища и др. по мере исторического развития средств производства и средств общения (а они - также составная часть средств жизни, опросредованных процессом производства и процессом общения) все более и более перестает быть необходимый для каждого действительного индивида. В нем участвуют не все действительные индивиды, включенные в потреблении средств жизни. Создание средств жизни определенная часть людей может переложить на плечи других людей. А это значит, что, с одной стороны, в с е индивиды в целом всегда нуждаются в создании средств жизни для удовлетворения потребностей жизни каждого действительного индивида, чтобы все могли жить, но, вместе с тем, с другой стороны, не в с е индивиды (сперва только дети и старцы, а потом и вполне зрелые люди) задействованы в процессах создания средств жизни (поскольку производство последних растет по мере исторического развития средств производства и средств общения). Для того, чтобы одна часть индивидов действительно создавала средства жизни не только для себя, но и для других, возникают и существуют определенные материальные связи между людьми, являющиеся основой общественной организации и отличающиеся друг от друга на каждой исторической ступени развития людей /13/.
К.Маркс и Ф.Энгельс в ряде работ характеризуют действительную историю возникновения таких материальных связей “между людьми со времени возникновения человечества вплоть до их развития и изменения при коммунизме.
Разделение действительных индивидов на создающих и не создающих средства жизни первоначально определено природной обусловленностью жизни людей, природными различиями, соответственно которым взрослые люди, например, производят средства жизни для своего потомства точно также, как и животные добывают средства жизни для своего потомства. Первоначально люди еще не создают средства жизни, а только б е р у т их, как и животные, готовыми у природы в том виде, в каком они их находят. Этот период собирательства не есть еще действительная история людей, а лишь период начала их выделения из мира природы в мир человека.
По мере роста населения, отмечают К.Маркс и Ф.Энгельс, растут вместе с тем, и потребности в большем количестве средств жизни для большего количества людей. Однако поскольку людей первоначально просто брали у природы то, что они находили готовым, то параллельно они брали средства жизни и у других людей. Это действительно происходило на заре человеческой истории в форме грабительских войн между племенами. И победившие брали, пока было что брать. Такие отношения между людьми были обусловлены примитивным способом производства средств жизни, постоянно приходившим в противоречия с возможностями удовлетворения потребности жизни растущего (природно растущего) числа людей и были определенной формой общения /14/. Однако вскоре, как отмечают К.Маркс и Ф.Энгельс, когда захватывать становилось нечего, приходилось приступать к производству средств жизни /15/.
Так, К.Маркс и Ф.Энгельс обнаруживают один из источников возникновения в истории людей первого исторического акта деятельности людей – с о з д а н и я людьми средств жизни ради удовлетворения людьми потребностей жизни. Источник - в изменениях отношений людей к природе (изначально строившихся на том, что у природы брали готовые средства жизни) и отношений людей друг к другу (также первоначально строившихся на том, что одни люди брали у других людей готовые средства жизни).
По мере роста производства средств жизни и появления иногда даже их излишка (пищи, одежды и т.д.), - сперва только природно обусловленное различие между индивидами в их участии в процессе создания средств жизни - начинают закрепляться в определенные материальные, от их сознания независимые, общественные отношения между людьми. Последние делают возможным и действительным для одних людей быть производителями средств жизни, а для других быть лишь потребителями средств жизни. Различия в положении каждого среди всех действительных индивидов, возникающие в процессе создания средств жизни, являются материальным источником необходимости возникновения общественных отношений, в которых в с е живут как некое разделенное на части целое.
Переходя к более конкретному анализу источников возникновения и существования общественных отношений как отношений всех действительных индивидов, объединяющих их в некое целое, разделенное на части, К.Маркс и Ф.Энгельс обнаружат затем источники классового деления общества. Они в различиях отношений действительных индивидов к с р е д с т в а м производства: одни действительные индивиды являются владельцами всех или части средств производства, другие - владельцами другой части или лишенными средств производства. Это обусловливает характер их взаимодействия как некоего разделенного целого, производящего средства жизни для каждого действительного индивида.
Первая сторона социальной деятельности предстает, таким образом, как производственное отношение, а также как определенное отношение общения между людьми (в процессах которого люди обменивают, распределяют, распространяют средства жизни), осуществляемых в рамках определенных общественных отношений. Отношения производства, общения и общества создаются людьми ради удовлетворения каждым отдельным действительным индивидом его индивидуальных потребностей в средствах жизни и ради удовлетворения всеми индивидами вместе потребностей жизни.
Диалектическое единство отношений каждого и всех, обнаруживаемое уже на первой стороне социальной деятельности людей, необходимо особо подчеркнуть. Здесь, на наш взгляд, пролегает одна из граней, которая отличает социальные отношения от общественных отношений.
В социальных отношениях субъектом деятельности являются каждый и все, тогда как субъектом общественных отношений являются именно все, хотя и расчлененные на некие множества индивидов, но взаимодействующие в качестве всех, и существующие как некое целое. Ниже мы развернем этот тезис более подробно.
Определяя первую сторону социальной деятельности, первый исторический акт деятельности людей, К.Маркс и Ф.Энгельс обнаруживают в нем земную основу истории /16/ ее земной базис (Basis), ее материалистический базис (Basis).
Производство средств жизни, отмечают К.Маркс и Ф.Энгельс, включает не только пищу, питье, жилище, одежду и т.д., но и производство средств производства, начиная от простой палки, и многое другое.
Переходя в этом контексте к критике идеалистического подхода немецкой философии к истории, К.Маркс и Ф.Энгельс указывают на то, что она никогда не имела земного базиса истории, а оттого и не имела ни одного историка. К.Маркс и Ф.Энгельс подчеркивают, что у французских и английских политических идеологов хотя бы были попытки дать истории материалистический базис, которые состояли в том, что описание исторических событий начиналось с гражданского общества, торговли и промышленности.
Забегая вперед подчеркнем, что К.Маркс и Ф.Энгельс в “Немецкой идеологии” выведут структуру общества, в том числе и гражданского общества, из материального производства (составная часть его - промышленность) и материального общения (составная часть его - торговля) /17/ и определят гражданское общество как действительную арену истории /18/. Материалистический базис истории и предстанет как определенный исторический способ производства, ему соответствующий способ общения, и на их основе образующаяся структура общества, в том числе и гражданского, как определенной, исторической формы.
Критика немецкой философии осуществляется на методологическом основании триединства производства, общения и общества, которые К.Маркс и Ф.Энгельс определяют сразу вслед за социальной деятельностью, и к которым мы постоянно будем обращаться.

Еще один первый исторический акт деятельности.
Вторая сторона социальной деятельности
Вторая сторона социальной деятельности определяется К.Марксом и Ф.Энгельсом следующим образом: “Сама удовлетворенная потребность, акции деятельности (Aktion) удовлетворения и уже приобретенное орудие удовлетворения ведут к новым потребностям, и что создание (Erzeugung) новых потребностей является первым историческим актом (Aktion).” /19/ (Перевод мой - В.Ш.)
Вторая сторона социальной деятельности характеризует процессы создания /”Д”/ людьми /”И”/ новых потребностей /”мУ”/ через акции удовлетворения /”Д”/ людьми /”И”/ потребностей посредством орудия удовлетворения потребностей /”мУ”/.
Как видно, вторая сторона социальной деятельности также определена как двустороннее отношение. С одной стороны, создание людьми новых потребностей, а с другой стороны удовлетворение людьми прежних потребностей через орудия удовлетворения. Процесс удовлетворения прежних потребностей первичен по отношению к процессу создания новых потребностей и составляет его материальное условие, его материальное основание.
Нетрудно обнаружить, что вторая сторона социальной деятельности строится на основе первой стороны социальной деятельности. Она является в определенном смысле ее дальнейшим разворотом в новых определениях, поскольку непосредственно вытекает из нее.
Заметим, во-первых, что процесс удовлетворения потребностей жизни является составляющей первой стороны социальной деятельности. По существу К.Маркс и Ф.Энгельс разворачивают через вторую сторону социальной деятельности двойственное содержание именно процесса удовлетворения людьми потребностей жизни. А это значит, что первая и вторая стороны деятельности имеют общее основание в виде “присутствующего” в них процесса удовлетворения потребностей жизни.
Во-вторых, вторая сторона социальной деятельности является определенным разворотом первой стороны в том смысле, что и другая сторона первого определения социальной деятельности - создания людьми средств жизни, - также, правда, в превращенном виде “присутствует” и здесь. Дело в том, что орудия удовлетворения потребностей жизни, без наличия которых люди не могут удовлетворить свои потребности жизни, являются средствами жизни, созданными самими людьми, что и составляет содержание первой стороны социальной деятельности.
Рассматривая вторую сторону социальной деятельности, К.Маркс и Ф.Энгельс наращивают определения всеобщего содержания человеческой деятельности и ее отличий от деятельности животных. К.Маркс и Ф.Энгельс отмечают опосредованный характер человеческой деятельности, поскольку она осуществляется через арсенал орудий и средств, необходимых людям для жизни.
К.Маркс и Ф.Энгельс начинают со средств жизни и орудий удовлетворения потребностей жизни. На более конкретных уровнях анализа орудия и средства предстанут в виде орудий и средств производства, орудий и средств общения, вплоть до выявления и общества как средства жизни людей, как о р у д и я удовлетворения людьми потребностей жизни. К.Маркс и Ф. Энгельс покажут, что люди опосредуют свои отношения с природой и друг с другом не только посредством, например, орудий приема пищи, но и посредством общества в целом и посредством отдельных его подразделений в виде тех или иных общностей людей. Без человеческих, людьми созданных средств жизни и орудий удовлетворения жизни, не существует человеческих отношений к миру. В этом специфика человеческой деятельности.
Орудия удовлетворения потребностей людей, как и средства жизни, образуют одно из материальных условий жизни людей, найденное готовым от прошлой деятельности людей, так и создаваемые деятельностью настоящих поколений людей.
Выделяя второй исторический акт деятельности людей, К.Маркс и Ф.Энгельс разворачивают не только содержание процесса удовлетворения потребностей жизни, в котором существенную роль играют о р у д и я удовлетворения, создаваемые людьми. Вторая сторона социальной деятельности определена и как создание людьми (в процессе удовлетворения потребностей через орудия удовлетворения) новых потребностей.
Надо сказать, что данная составная часть социальной деятельности прочно вошла в обществоведческую литературу. Однако ее основание - удовлетворение потребностей через орудия удовлетворения, созданные людьми, - оказывается, как правило, “потерянным”. В таком случае механизм создания новых потребностей, обусловленный не только природой, но и обществом, также оказывается “утерянным”. На самом деле, очевидно, что потребность в пище постоянно самовозрождается в виде новой потребности, как только голод был утолен, а пища переварена. Это присуще миру природы и человеку как ее части.
Однако человек тем отличается от животного, что процесс удовлетворения им своих жизненных потребностей носит не только потребительский, но созидательно-преобразующий характер. В нем осуществляется преображение людей через наделение их новыми, качественно отличными от предшествующих, потребностями и. Данное свойство человеческой деятельности в литературе обозначается как закон возвышающихся потребностей. Но в том то и дело, что качественное возрастание потребностей происходит в людях не само собой в результате удовлетворения потребности. Исходно здесь заложено развитие людей именно оттого, что люди нуждаются для удовлетворения в орудияхудовлетворения, которые они сами создают. В процессе создания орудий удовлетворения у создающих индивидов и возникают новые потребности, соответствующие природе орудий, созданных ими в сообществе людей.
Определение данной стороны социальной деятельности существенно для материалистического понимания истории, т.к. вскрывает тот механизм, тот “вечный двигатель”, который присущ социальной деятельности людей, и обеспечивает вечное, пока люди живы, социальное движение людей, вечное развитие их истории. К.Маркс и Ф.Энгельс обнаруживают “вечный двигатель” как присущий самим действительным индивидам (удовлетворяющим свои потребности жизни через создание орудий удовлетворения потребностей), а не некоей силе, стоящей вне их и над ними.
Процесс удовлетворения потребностей осуществляется людьми во всех человеческих отношениях к миру - в материальных и духовных, в отношениях производства и в отношениях общения, в общественных отношениях и т.д. Во всех отношениях человечества к миру люди удовлетворяют определенные каждому роду деятельности и каждым отношениям соответствующие потребности своей жизни. Удовлетворяя потребности производства, общения, общества, все и каждый отдельный индивид создают новые потребности, исходно определяемые орудиями удовлетворения потребностей. Орудия удовлетворения потребностей жизни специфичны для каждого вида человеческих отношений к миру в производстве: они иные, чем в общении, в обществе не во всем те, которые использует отдельный индивид и т.д. Орудия удовлетворения потребностей исторически меняются и развиваются по мере развития способа производства средств жизни, по мере развития способа общения людей, развития общественной организации, по мере развития каждого отдельного индивида. А с другой стороны, орудия удовлетворения потребностей сами определяют исторические формы способа производства и способа общения, исторические формы общественной структуры, исторические типы действительных индивидов, наделенных разными потребностями.
В дальнейших разворотах социальной деятельности людей основоположники марксизма прослеживают, как в истории людей из новых потребностей вырастает целая система новых общественных отношений, в том числе и государство. Как определенный продукт общества /20/, государство на известной ступени развития “возникло из потребности держать в узде противоположность классов…” /21/.
Таким образом, новые потребности являются исходным моментом для возникновения новых отношений. Это, однако, становится возможным только в том случае, если новые потребности претворяются в новые виды деятельности, в процессе которых потребности порождаются, реализуются и удовлетворяются.
Отсюда проблема классификации потребностей людей тесно связана с выявлением всех сфер жизнедеятельности людей, которые существуют на тех или иных исторических ступенях развития человечества.
В современной марксистской философской литературе уделяется немало внимания определениям потребностей, а также их классификации и систематизации. Мы не ставим задачу включаться в данную специальную проблему, наша проблема - выявление методологических оснований для систематизации категорий исторического материализма, включая систематизацию понятий революции. Поэтому по вопросам определения и классификации потребностей людей отсылаем к соответствующей специальной литературе /22/.
Вместе с тем, отметим, однако, что потребности людей /”И”/ не могут быть определены без характеристик орудий удовлетворения потребности /”мУ”/, а, следовательно, и без способов их производства /”Д”/. Представляется, что такая системность диктуется методологией определения К.Марксом и Ф.Энгельсом второй стороны социальной деятельности, которая, как и первая, определяется в ключе исходных посылок материалистической теории истории. Потребности людей выступают в качестве материального условия /”мУ”/ всякой деятельности /”Д”/ людей /”И”/. В этом триединстве потребностей создаются, а соответственно и определяются.
А потому в спор о том, какая последовательность истинна в предлагаемых рядах - “деятельность – потребности - деятельность” или “потребности - деятельность - потребность”, в который включен немалый круг философов /23/, представляется разрешимым через понимание диалектического единства обеих сторон, где каждая сторона обусловливает другую и ни одна не возникает первой. В предлагаемых и ныне иногда противостоящих рядах “деятельность - потребности - деятельность”, или “потребности - деятельность - потребность” по существу рассматриваются две параллели, тогда как на самом деле отношения деятельности и потребностей, потребностей и деятельности представляет собой, образно выражаясь, единую систему, круг, развивающийся спирально, в котором каждая точка - и начало и конец круга, а потому и не может быть представлена только как начало, или только как конец процесса.
Представляется, что иначе трудно понять и то историческое единство всех трех сторон социальной деятельности, которое авторы “Немецкой идеологии” специально подчеркивают. Трудно будет объяснить, зачем К.Маркс и Ф.Энгельс каждый из определяемых исторических актов называют “первым”. Выделенные акты действительно все первые. Именно в своей совокупности они составляют и определяют н а ч а л о истории, ее п р о д о л ж е н и е и по сей день. Этот момент методологии марксизма важно подчеркивать, чтобы восстановить системность в подходе к историческому процессу развития людей, разработанную К.Марксом и Ф.Энгельсом.
Рассмотренная сторона социальной деятельности предстает как жизненное отношение, поскольку создания новых потребностей через акты удовлетворения потребностей посредством орудий удовлетворения осуществляются людьми в самом процессе жизни людей как природной, так и общественной.
При этом К.Маркс и Ф.Энгельс прямо связывают историческую определенность материальной жизни людей с историческим развитием потребностей. Авторы “Немецкой идеологии” пишут в этой связи: “Та или иная организация материальной жизни зависит, конечно, каждый раз от развившихся уже потребностей, а порождение этих потребностей, равно как и их удовлетворение, само есть исторический процесс…” /24/.
Отсюда, вторая сторона социальной деятельности как еще одна первая историческая акция деятельности людей предстает и как историческое отношение, создаваемое акциями деятельности людей по созданию новых потребностей через удовлетворение потребностей посредством орудий удовлетворения. Очевидно, что в каждую историческую эпоху потребности и орудия удовлетворения потребностей у людей различны и определены исторической ступенью развития человечества. В первобытном обществе, например, едят посредством иных орудий удовлетворения потребностей в пище и взаимодействуют с природой посредством иного общественного организма, чем в период феодализма, или в современную эпоху и т.д.
* *
Обратим еще раз внимание на то, что социальная деятельность касается именно каждого и всех действительных индивидов, что весьма существенно для дальнейшего разграничения понятий “социальное” и “общественное”.
Вернувшись к определениям К.Марксом и Ф.Энгельсом второй стороны социальном деятельности, нетрудно заключить, что и в этом первом историческом акте деятельности людей участвует каждый и все действительные индивиды. Каждый действительный индивид индивидуально удовлетворяет свои природные и общественные потребности жизни. В процессе удовлетворения он создает себе новые потребности. Однако орудия удовлетворения потребностей, необходимые людям для удовлетворения их природных и общественных потребностей, уже созданы предшествующими поколениями людей и продолжают создаваться новыми поколениями людей. А в этом процессе участвует вовсе не каждый действительный индивид, хотя в с е, так или иначе, нуждаются в созданных другими орудиях удовлетворения потребностей жизни. Можно отметить, что исходно такое различие индивидов обусловлено природными различиями (например, между старшим и младшим поколениями людей, что обусловливает создание орудий удовлетворения потребностей старшими для младших, пока последние еще дети). Вместе с тем, по мере развития способа производства орудий удовлетворения потребностей, развития способа общения через расширение обмена орудиями, а также количественного роста орудий удовлетворения потребностей создаются такие условия жизни людей, при которых не все индивиды общественно необходимы для создания орудий удовлетворения потребностей жизни каждому действительному индивиду. Процесс создания одними индивидами орудий удовлетворения для других индивидов обеспечивается наличием определенных материальных связей между людьми, объединявших их в некое целое в общество. Общество “принуждает” одних к участию в процессах созидания орудий удовлетворения и “освобождает” других от данного рода созидательной деятельности.
А если учесть, что конкретные роды созидательной деятельности каждого из действительных индивидов весьма различны в условиях разделения труда, то видны и различия в орудиях удовлетворения потребностей. Орудия удовлетворения создаются индивидами в большем количестве, чем они необходимы каждому из создающих. Материальные связи между людьми по обмену и распределению орудий удовлетворения потребностей связывают людей в единое целое - в общество - и этих связей превеликое множество. Таков еще один источник возникновения общественных отношений, на основе еще одного исторического акта деятельности людей.
Но, как и при определениях первой стороны социальной деятельности людей, К.Маркс и Ф.Энгельс таких выводов в “Немецкой идеологии” еще не делают.
Предпринятый разворот содержания второй стороны социальной деятельности показывает, что социальная деятельность по созданию новых потребностей через удовлетворение потребностей посредством орудий удовлетворения представляет собой определенное производственное отношение (по созданию потребностей и орудий удовлетворения потребностей). Вместе с тем, вторая сторона социальной деятельности представляет собой и отношение общения (по обмену и распределению потребностей и орудий удовлетворения потребностей). Эти роды человеческой деятельности и соответствующие им отношения производства и отношения общения осуществляются людьми в рамках определенных общественных отношений между людьми, создаваемых людьми для обеспечения удовлетворения потребностей жизни всеми действительными индивидами.
Определив вторую сторону социальной деятельности, К.Маркс и Ф.Энгельс снова вступают в полемику с немецкими философами истории. Основоположники марксизма отмечают, что философы не изучают реальные исторические потребности людей, боятся “вторжения “грубого факта” и вместе с тем, могут дать полную свободу своему спекулятивному влечению, создавая, разрушая гипотезы тысячами” /25/. Вторая сторона социальной деятельности представляет еще одну сторону земного, материального базиса истории, без изучения и анализа которого нет историков и описаний действительной истории. Это - еще одна сторона производства материальной жизни.
После полемического отступления авторы “Немецкой идеологии” переходят к характеристике третьей стороны социальной деятельности, к характеристике еще одного исторического акта деятельности действительных индивидов.

Еще один первый исторический акт деятельности людей.
Третья сторона социальной деятельности
”Третье отношение, с самого начала включающееся в ход исторического развития, пишут К.Маркс и Ф.Энгельс, состоит в том, что люди, ежедневно заново делающие (machen) (перевод мой - В.Ш.) свою собственную жизнь, начинают делать (machen) (перевод мой - В.Ш.) других людей, размножаться: это отношение между мужем и женой, родителями и детьми, семья…, которая вначале была единственным социальным отношением… /26/.
Итак, следующий первый исторический акт деятельности людей, третья сторона социальной деятельности - это делания /”Д”/ людьми /”И”/ других людей /”мУ”/ в процессе ежедневного делания /”Д”/ людьми /”И”/ своей собственной жизни /”мУ”/.
Как видно, и третья сторона социальной деятельности строится как двустороннее отношение, где, с одной стороны делание людьми других людей (через размножение, т.е. природно-обусловленное воспроизводство людей), а с другой стороны, ежедневное делание людьми своей собственной жизни природной и общественной. Процесс делания людьми своей собственной жизни первичен по отношению к деланию людьми других людей и является его материальным основанием.
Нетрудно обнаружить и то, что третья сторона социальной деятельности строится на основании первых двух сторон социальной деятельности и является их дальнейшим разворотом. Ведь делание ежедневно своей собственной жизни обозначает, во-первых, ежедневное удовлетворение каждым действительным индивидом потребностей жизни, ежедневное воссоздание им новых потребностей без чего не может существовать и продолжаться делание собственной жизни. А это, в свою очередь, делает необходимым, во-вторых, постоянное создание средств жизни и создание орудий удовлетворения потребностей, если и не каждым действительным индивидом, то, во всяком случае, для каждого и для всех действительных индивидов. А, следовательно, первые две стороны социальной деятельности являются составной стороной третьей стороны социальной деятельности, ее материальным основанием.
Вместе с тем, третья сторона социальной деятельности является разворотом первых двух сторон и в том смысле, что другие люди, делаемые людьми, по существу, сами выступают как средство жизни и как орудие удовлетворения потребностей жизни. Поскольку без процесса создания людьми других людей не удовлетворялись бы потребности жизни живых людей, потребности в продолжении человеческого рода, потребности и удовлетворении материнских инстинктов и т.д., обусловленных телесной, природной организацией людей, но вместе с тем не удовлетворялись бы также и потребности общественные - потребность жить в сообществе с другими людьми, потребность в защите со стороны других людей и т.д., для чего необходимы другие люди. Поэтому, другие люди оказываются средствами жизни действительных индивидов, орудиями удовлетворения их потребностей жизни.
В социальной деятельности людей обнаруживается еще одна группа материальных связей, между людьми, природно-обусловленных и являющихся основой, для возникновения общественных отношений.
Вместе с тем, К.Маркс и Ф.Энгельс не ограничивают определения третьей стороны социальной деятельности только природной стороной - создание людьми новых людей, - хотя, и это необходимо подчеркнуть, не выкидывают природу из социальной деятельности, более того, с нее начинают. Начав рассмотрение с отношений мужчины и женщины, родителей и детей, с семьи как первого социального отношения, авторы “Немецкой, идеологии” тут же продолжают, что “семья, которая вначале была единственным социальным отношением, впоследствии, когда умножившиеся потребности порождают новые общественные отношения, а размножившееся население - новые потребности, становится… подчиненным отношением…” /27/. Таким образом, определен источник возникновения в истории людей все новых и новых общественных отношений, связывающих всех людей в некое целое. Этот источник существует вне зависимости от того, осознали его люди или нет. К.Маркс и Ф.Энгельс отмечают естественный рост числа людей через размножение, что обусловливает и количественный рост числа потребностей людей. Это ведет к количественному росту числа общественных отношений, обеспечивающих каждому у новому действительному индивиду необходимые средства жизни, орудия удовлетворения потребностей и необходимое число людей с целью продолжения его собственной жизни. Данные количественные изменения необходимо вызывают и соответствующие качественные изменения в создаваемых новых общественных отношениях. Это вытекает из того факта, что первое социальное отношение - семья - постепенно превращается из единственного, определяющего отношения, в подчиненное, не единственное отношение в обществе людей. Общество отроится не только на семейных отношениях, но и на отношениях сословных, отношениях классовых, на новых отношениях, обеспечивающих всем необходимые средства жизни, необходимые орудия удовлетворения потребностей, необходимых живых людей. В обществе не все участвуют в создании средств жизни, в создании орудий удовлетворения потребностей и в создании людей.
Надо сказать, что, начиная рассматривать третью сторону социальной деятельности с размножения, К.Маркс и Ф.Энгельс не ограничивают “делание людей” только природными актами. Люди делают людей в процессах производства, в общении, в обществе: через труд люди наделяют или не наделяют друг друга трудовыми потребностями; в обмене и распределении люди наделяют людей человеческими и обесчеловеченными потребностями, чувствами, интересами; в обществе люди наделяют людей общественными и антиобщественными потребностями, интересами, чувствами и т.д. В процесс делания людьми людей создаются и соответствующие отношения между людьми – трудовые и нетрудовые, человечные и обесчеловеченные, общественные и антиобщественные. Но эти развороты третьей стороны социальной деятельности еще только угадываются, непосредственно К.Марксом и Ф.Энгельсом на данной странице еще не осуществляются.
Третья сторона социальной деятельности выступает как жизненное отношение, поскольку без делания людьми новых людей и новых общественных отношений между ними, осуществляемых в процессе создания общественной жизни, невозможно существование и продолжение человеческой жизни - природной и общественной.
Вместе с тем, третья сторона социальной деятельности представляет собой историческое отношение, поскольку люди в разные эпохи осуществляют создание других людей, природно и общественно обусловленное, в рамках различных, исторически отличающихся друг от друга общественных отношений людей к людям.
* *
Обратим внимание на то, что и третья сторона социальной деятельности подразумевает каждого и всех действительных индивидов. В данном первом историческом акте деятельности людей, с одной стороны, участвуют каждый действительный индивид, ежедневно создающий свою собственную жизнь. С другой стороны, в актах создания других людей через размножение и др. непосредственно участвуют вовсе не все действительные индивиды, хотя всем для жизни и необходимо продолжение рода человеческого, нужны другие люди. Из процесса размножения исключены дети и старики, что обусловлено природой человека, а в разные эпохи исключены также определенные социальные группы людей: монахи в средневековье, солдаты, призванные на военную службу, заключенные в тюрьмах и т.д., что обусловлено общественными отношениями в жизни людей.
Поскольку, однако, человечество в целом не может существовать и продолжать свою жизнь вне третьей стороны социальной деятельности, эта сторона представляет собой материальное условие жизни людей, земной базис истории, ее материальную основу, которую возможно исключить из истории людей только в воображении. Это еще одна сторона производства материальной жизни.
Третьей стороне социальной деятельности присущи определенные материальные, от сознания людей независимые связи между людьми, составляющие основу общественных отношений, основу общественной определенности социальной деятельности людей и объединяющие людей в некое целое для обеспечения всем действительным индивидам существования и продолжения их собственной жизни при участии не каждого в создании других людей.

Некоторые выводы
Определив три стороны социальной деятельности, три первых исторических акта деятельности людей, К.Маркс и Ф.Энгельс заключают: “Впрочем, эти три стороны социальной деятельности следует рассматривать не как три различные ступени, а именно лишь как три стороны, или чтобы было понятно немцам как три “момента”, которые совместно существовали с самого начала истории, со времени первых людей, и которые имеют силу в истории еще и теперь” /28/.
Первые исторические акты деятельности людей, социальная деятельность предстает, таким образом, в виде определенной, триады исходных определений того, с чего н а ч и н а е т с я история, и с чего соответственно н а ч и н а е т с я концепция материалистического понимания истории в основном варианте рукописи “Немецкой идеологии”. Эта триада определений н а ч а л а истории людей более сложна и многогранна по сравнению с исходными посылами белового варианта начала рукописи, что обусловлено более конкретным анализом и с т о р и и людей.
Мы видели, что каждая сторона социальной деятельности представлена как двусторонняя. Каждая из двух сторон, в свою очередь, сама образует целую триаду. Перед нами целый набор триадных определений социальной деятельности, весьма сложный при первом чтении, но последовательно наращиваемый таким образом, что каждая новая сторона вбирает предыдущие в качестве своего основания и сама строится как новое развертывание предыдущих сторон.
При этом все три стороны социальной деятельности объединены единством субъекта деятельности, предстающего в качестве ж и в ы х людей /”И”/, живые люди последовательно определяются как создающие средства жизни; как создающие орудия удовлетворения потребностей; как создающие новые потребности; как создающие других людей; как создающие социальные отношения, как создающие общественные отношения; и как живые люди, удовлетворяющие потребности жизни.
Все три стороны социальной жизни объединены актами деятельности /”Д”/ живых людей, предстающие в диалектическом единстве актов созидания и актов удовлетворения: создания средств жизни и потребностей в средствах жизни; создания новых потребностей и удовлетворения потребностей жизни через орудия удовлетворения; создания собственной жизни и создания чужой жизни через удовлетворение потребностей жизни – удовлетворение потребностей в продолжении человеческого рода и др.
И, наконец, все три стороны социальной деятельности объединены определениями их в качестве материальных условий жизни людей /”мУ”/. Ими являются и сами живые люди, и все акты создания и удовлетворения, все продукты создания и удовлетворения – средства жизни, орудия удовлетворения потребностей потребности жизни, социальные и общественные отношения между людьми.
Все три стороны определений социальной деятельности дают возможность обнаружить всеобщий внутренний механизм саморазвития социальной деятельности людей, механизм самодвижения истории людей, в процессе которого осуществляется самоизменение и саморазвитие живых людей и их отношений с миром. Так, К.Маркс и Ф.Энгельс с глубочайшей последовательностью проводят в своей теории с самого ее начала материалистический принцип объяснения истории людей из их собственного способа жизни, а не из сил, стоящих вне людей и над ними.
При этом К.Маркс и Ф.Энгельс последовательно определяют и все более глубоко развертывают специфику человеческой деятельности как созидательной деятельности. Это красной нитью проходит через определения всех трех сторон социальной деятельности людей даже терминологическим выбором глагола создание (erzeugen) для первичного определения созидательного характера человеческой деятельности. Заметим, что немецкое (erzeugen) обозначает и созидать, и порождать, и создавать, и производить, т.е. в каждом своем значении несет разные оттенки именно созидательности.
К сожалению, в русском тексте немецкое erzeugen, а затем и немецкое machen переведено везде как “производить”. По смыслу это правомочно, но скрывает от читателя логический переход от всеобщих определений социальной деятельности (через erzeugen ) к новому, синтезирующему предшествовавшую совокупность определений, понятию “производство жизни”.
”Производство жизни” является началом нового, более конкретного категориального ряда понятий производство, общение, общество, государство, сознание, которое требует специального анализа в другой работе. К.Маркс и Ф.Энгельс, вводя понятие, “производство жизни”, определяют две его стороны. К анализу этого определения мы и перейдем, поскольку получим возможность проследить логику перехода К.Маркса и Ф.Энгельса к четвертому историческому акту деятельности людей, составляющему содержание общественных отношений и выводящему непосредственно к общественной определенности социальной деятельности людей, которая первоначально была скрыта за началом с природной определенности трех сторон социальной деятельности людей.

>> далее

актуализировано 19. Dezember 2007