Мысли по поводу - ПЕТР ШТОМКА “СОЦИОЛОГИЯ. АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА” | Вальтраут Шелике

 Другие мои страницы...

Мысли по поводу - ПЕТР ШТОМКА “СОЦИОЛОГИЯ. АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА”

В.Ф.Шелике

ПО ПОВОДУ…

ПЕТР ШТОМКА “СОЦИОЛОГИЯ. АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА”. М., Логос. 2005

Социолог о социальной революции

Есть у польского социолога Петр Штомка в его толстом учебнике “Социология. Анализ современного общества” Москва. Логос. 2005, глава 24, под названием “Социальная революция”.

Интересная глава, во многих отношениях интересная.

С одной стороны сохраняются прежние постулаты, по которым революция есть разрыв непрерывности. Но разрыв чего?

(Читать далее)

Согласно автору, революция – это разрыв “процесса социального становления, преобразование всей структуры и способа функционирования общества, а также повседневной жизни, ментальности и позиций членов общества”. (Стр. 559) Ладно, пусть будет так. Уже хорошо, что в исходном определении революции не потерян человек (член общества), повседневную жизнь которого революция меняет коренным образом .

И дальше хорошо, в ракурсе устоявшихся представлений о революции, в ходе которой, согласно автору, изменения “охватывают все сферы социальной жизни: экономику, политику, культуру, повседневную частную жизнь и т.п.” В каждой из этих областей происходят “радикальные, фундаментальные изменения” (там же).

Но за этим следует определение революции по продолжительности происходящих изменений. По Штомка революцию отличает то, что а) изменения “совершаются исключительно быстро, в кратчайший срок”, б) сопровождается революция “бурным проявлением активности, массовыми социальными движениями” и в) вызывает такие эмоциональные переживания, как “энтузиазм, эйфория, оптимизм, надежды, ощущения собственной силы и сильнейшие честолюбивые претензии, намерения и ожидания”.(Там же).

Очень вроде бы современно, если вспомнить революцию в Венесуэле, да и в “Цветных революциях” энтузиазма и эйфории хоть отбавляй. Хотя бы в начале. Но вот незадача, как определить исключительную быстроту революции как явления? Сколько дней, месяцев, лет или десятилетий соответствуют критерию “быстроты”? Французская буржуазная революция, которую автор берет за модель революции, длилась пять лет. Это быстро? Английская буржуазная революция ХУ11 века продолжалась не менее двадцати лет, а то и более сорока (смотря что считать ее завершением). И это тоже называется быстро?

А вот Вторая мировая война 1939-45 года длилась около пяти лет, как и Французская буржуазная революция 1789-1794 годов. Тоже быстро? Да и бурная активность, включая энтузиазм с эйфорией и патриотическим подъемом сопровождают начало многих войн прошлого и настоящего. К тому же и во время войны тоже происходит “преобразование всей структуры и способа функционирования общества” переходом страны на военные рельсы? Война, получается, тоже революция? Так что ли?

Ну, а то, что революции отличают не только эйфория и энтузиазм (одних!), но и отчаяние и гнев (других), и напоминать как-то неловко. Равно как и война не есть только эмоциональный патриотический подъем, но она и массовое горе и отчаяние из-за убийства людей людьми, что в революции, кстати, тоже не редкость.

(Читать далее)

Короче, не стоит выдавать за критерии революции отдельные признаки, присущие ей (и не только ей!) как явлению, надо идти к сущности, исследовать не только форму, но и содержание революции. Только так можно определить действительное место революции в практическом процессе развития человечества.

Но у социологии другая задача. Ее интересуют законы функционирования и изменения массового (общественного) сознания (в частности ради успеха политических и рекламных компаний), законы возникновения, развития и угасания социальных движений (в частности и для того, чтобы выработать механизмы управления ими, а если нужно, то и механизмы их ликвидации “тихой сапой″).

А потому социальная революция интересует социолога только в названном ракурсе и неслучайно получает у автора следующее определение : “Социологическое понятие революции – полное и радикальное преобразование общества (экономики, политики, культуры, социальной жизни) в результате массовой мобилизации “снизу” социальных движений″. (Стр. 573)

Получается, что для социолога социальные революции, это только те революции, в которых “присутствует” массовое движение низов, т.е. революции в узском смысле И нет у Петера Штомки понятия о революции в широком смысле, нет эпохи социальных революций.

(Читать далее)

Что мне безусловно интересно в книге Петера Штомка, это несколько страниц о психологической составляющей революции, (вернее революции в узком смысле, если быть точным, поскольку автор только такую революцию и имеет в виду). Это очень важный аспект как в теоретическом плане для дефиниции революции, так и в практическом плане для ее осуществления или подавления уже в зародыше.

Хорош конец главы “Социальная революция” под названием “Что мы не знаем о революциях”.

Автор откровенно признается, что в настоящее время существуют скорее ” эскизы теории, нежели обоснованные и логически построенные объясняющие и предсказующие теории” революции. (Стр. 571) И далее Штомка перечисляет “несколько наиболее поразительных загадок, которые требуют разгадки”. Это:

а) На чем зиждется комбинация действенных факторов, психологических, структурных, политических, геополитических, которая приводит к революционному взрыву? Возможно ли вообще это когда-нибудь понять, учитывая сложность феномена революции? б) На чем зиждется внезапность массовой мобилизации или внезапность революции? Можно ли определить тот порог, за которым происходит качественное изменение мотивации и поведение людей, ранее пребывавших в апатии, а теперь выходящих на улицы, строящих баррикады и т.д.?

в) Как передаются из поколения в поколение “революционные традиции, неожиданно оживающие, когда складываются благоприятные условия” ?

г) “Удастся ли предвидеть будущее революции, если власти могут удушить ее в зародыше? (Там же)

Короче есть над чем подумать. А это главное.

(К сведению: Штомпка П. – крупнейший ученый-социолог, президент Международной социологической ассоциации)

(Читать далее)

Понятия революции у Маркса

Хочу напомнить. что для выявления формы, содержания и сущности революций в прошлом и в современности (т.е. в Х!Х веке) Маркс использовал целый арсенал понятий революция, а вовсе не одно единственное понятие социальная революция.

Перечислю в достаточно произвольном порядке понятия революции, которые использует Маркс: : социальная революция, общественная революция, экономическая революция, политическая революция, философская революция, аграрная революция, промышленная революция, революция гражданского общества, революция “сверху”, революция “снизу”, революция способа производства , действительная революция, целостная революция, частичная революция, буржуазная революция, пролетарская революция, капиталистическая революция, коммунистическая революция, эпоха социальной революции и др.

Хочу отметить и то, что реакционера Бисмарка Маркс одновременно называет революционером, реформу 1861 года Энгельс характеризует как социальную революцию, а английское владычество в Индии согласно характеристики Маркса произвело в Индии единственную социальную революцию.

Есть у Маркса и мысль о том, что истоком социальной революции является протест действительного индивида против обесчеловеченной жизни,, и что социальная революция совершает переворот в прежних отношениях производства , в прежних отношениях общения, в прежнем состоянии общества.

Первую попытку осуществить субординацию указанных понятий революции я предприняла в статье В.Ф.Шелике, В.А. Потоцкий. Актуальные проблемы понятийного аппарата теории социальной революции. “Философские науки”. Научные доклады Высшей школы. М., 1979, №5. Кому интересны дальнейшие результаты поиска ответа на вопрос как понимали Маркс и Энгельс революцию, может побродить по этому сайту.

(Читать далее)

Концепция Маркса в книге Петра Штомки

Любопытная складывается ситуация при оценке теории Маркса.

С одной стороны Петр Штомка в своей книге “Социология” М, Логос, 2005 высоко оценивает Маркса. “В Х!Х веке, пишет автор, - возникли три великие классические концепции социальных и исторических изменений: теория эволюции, теория социальных циклов и исторический материализм Маркса. Они по сей день сохранили свою силу в различных модификационных формах и до сих пор остаются объектом дискуссий″. (Стр. 513)

А с другой стороны марксизм предстает в книге Петра Штомки в столь усеченном, вернее примитивном варианте, что кажется, будто лежит перед автором какой-то из учебников по истмату, или глава из Советской энциклопедии, и автор пересказывает читателю найденное там.

(Читать далее)

В историческом материализме, по Штомке, история имеет свои “железные законы” и универсальная логика истории заключается в “необратимом следовании друг за другом общественно-экономических формаций, то есть целостных общественных систем, обретающих разный характер на последовательных исторических этапах”. (Стр. 538) “Переломные моменты между более низкой и более высокой формацией - это социальные революции.” (Там же) Социальные революции вырастают из “напряжений, социальных противоречий и конфликтов, которые постоянно присутствуют в обществе”. (Там же)

Штомка выделяет три основных противоречия, которые ” придают динамику каждой формации” (Там же) Это

а)противоречие между “людьми и их природным окружением” (Там же),

б) противоречия между производительными силами и производственными отношениями (последние характеризуются автором как “отношения, которые устанавливаются между людьми в ходе работы, производства, создания необходимых благ″ (Стр. 539) ,

в) противоречия между “экономическим базисом, то есть…новыми производственными отношениями… и еще не изменившейся “надстройкой″ политически -правового характера”. (Там же)

Субъектами , ” осуществляющими внутреннюю динамику и смену формаций, являются ….социальные классы, входящие в классовые конфликты друг с другом”.(Там же) Исключительную роль в возникновении противоположных классовых интересов играют отношения собственности, которые носят объективных характер и могут до поры до времени не осознаваться людьми.

(Читать далее)

Далее в одном абзаце отдавая дань ранним работам Маркса, автор, обращается к отчуждению в человеке его природы как “существа творческого и общественного” . Отчуждение от человека его истинной, творческой природы происходит от того, что человек ” начинает трактовать работу как неизбежное зло” из-за нечеловеческих условий.(Стр. 540) Это противоречие вызывает постоянное напряжение и стремление к эмансипации, к освобождению от невыносимого ярма отчуждения”, что и “приводит к очередным революционным взрывам”.(Стр. 541) (В скобках замечу, что об отчуждении в учебниках по истмату не сыскать ни строчки, и поэтому спасибо автору хотя бы за небольшой абзац)

А далее о коммунизме. Переломный момент в истории это - “окончательное разрешение противоречий, заложенных внутри формаций, завершение классовой борьбы и преодоление отчуждения в момент перехода к коммунистическому обществу …Этот переход должен совершиться силами рабочего класса и рабочего движения”. (Стр. 541) Бесклассовую формацию “должна принести с собой пролетарская революция (Там же)

Завершается раздел о Марксе комментарием Петра Штомки к его последним словам о пролетарской революции: “Вряд ли стоит комментировать это последнее положение, по крайней мере в свете современного исторического опыта (в том числе и нашей страны): эта часть теории Маркса оказалась наиболее утопической, а заключенная в ней гуманистическая надежда на полное и окончательное освобождение человечества осталась бесконечно далекой от осуществления” (Там же)

Все.

(Читать далее)

Человек, которому выпадет несчастье впервые познакомиться с сутью концепции материалистической теорией истории Маркса в таком изложения, как представлена она Петром Штомкой, никогда не захочет читать Маркса. И не поймет читатель, почему автор заявляет, что у Маркса “великая классическая концепция”.

Как на такой примитивной основе мог появиться вульгарный марксизм, в создатели которого Петр Штомка зачисляет Плеханова, Бухарина, Ленина. и особенно Сталина, читатель еще в состоянии понять. А вот откуда на этой же основе выросло второе течение – гуманистический марксизм, основателями которого Петр Штомка считает Грамши, Лукача и Фромма, уму непостижимо.

Очень жаль, ибо книга, повторяю, очень интересная.

Но Петр Штомка не один. Так, как изложено у Перта Штомки, “видят” марксизм сегодня нередко ученые, и очень часто разные публицисты. Таким призраком Маркс и бродит сегодня по страницам многих учебников и иных монографий.

Зайдите на сайт, Маркс другой, чем получается на нескольких страницах в книге Петра Штомки.

Назад

актуализировано 26. Februar 2009